Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

13.07.2017 14:39 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ПОД ЛЕБЯЖЬЕ КРЫЛО отправился знаменитый бомж Обожин

Автор: Лилия ЯНЧУРИНА
корреспондент

Минувший понедельник выдался не лучше воскресенья – с мелким дождем и грузным серым небом. Терпеливо ожидая специалистов Комплексного центра социального обслуживания населения, Обожин стоял на крыльце Дома ветеранов в промокшей одежде и грязной обуви: не каждую ночь удается найти сухое место для ночлега. Сотрудники центра скоренько выдали своему подопечному почти новенькие брюки и рубашку, теплую кофту, тот переоделся, и, наконец, все стали прощаться. В руках Владимир Михайлович держал большущий пакет, набитый «Киндер шоколадом». На вопрос, где взял столько сладостей, ответил неопределенно: «Так мне на помойках перепадали и целые торты!». 

Потом вполне искренне попрощался с социальными работниками: «Спасибо, мои хорошие, за все!», сел в машину КЦСОН, поставил у ног мешок с гостинцами и поехал в сопровождении специалиста Светланы Ленковой в новую жизнь. Полиция «конвоировать» его отказалась, проигнорировав письменную просьбу руководства центра. 

Владимир Обожин – герой двух публикаций в «БР»: за 12 апреля «Лежбища бомжей – поганой метлой!» и за 17 мая «Мэр и бомж работают бок о бок». 64-летний березовчанин, вернувшись летом прошлого года из мест не столь отдаленных, оказался на теплотрассе у ограды Центрального кладбища: гражданская жена, как и сын, не помнящий биологического отца, отреклись от него. Невестка категорически отказалась показывать непутевому «свекру» внуков, чем заслужила его проклятия и ненависть. А вот некоторым горожанам, бывшим знакомым и вовсе чужим людям, неконфликтный мужчина с окладистой седой бородой, восседающий на трубе как король на троне, был симпатичен, и они ему всю зиму носили горячий суп и чай, курево и выпивку. Весьма благосклонно отнеслись к нему и некоторые «дамы», даря ему свою любовь.

Прошлой осенью Обожин наведался в КЦСОН, чтобы приодеться, тут его и взяли на «карандаш»: предложили восстановить документы и отправить в реабилитационный центр. Владимир Михайлович даже прошел медобследование в противотуберкулезном диспансере и курс профилактического лечения в дневном стационаре. Сбор документов начался с отпечатков пальцев: по ним надо было доказать, что Обожин и есть Обожин. Речь тогда шла о станице «Державной» под Среднеуральском. Мы уже рассказывали об этом уникальном социальном проекте: в «Державную» принимают совсем заплутавших людей и предоставляют сначала место, потом комнату, обеспечивают питанием в столовой. И работой: без этого никак здесь. Часть заработанных денег поселенец получает на руки, остальные идут на оплату проживания и пропитания. Трудятся на стройках, Среднеуральской птицефабрике, деревообрабатывающем производстве, конехозяйстве. Некоторые со временем перебираются в ближние города, берут ипотеку и строят там свое жилье. Дисциплина в общине строгая: следят за ней казаки. Но для тех, кто хочет выкарабкаться со дна, это идеальный вариант.

Но на тот момент Обожин до этой альтернативы еще не созрел. В мае во время субботника в парке Победы с ним познакомился глава Евгений Писцов, пригласил на прием. Как ни странно, Обожин был пунктуален и в приличном виде (одевается по сезону в комплексном центре социального обслуживания населения) явился в приемную градоначальника.

Разговор получился странным: мэр предлагал «Державную» (насильно определить человека в реабилитационные центры нельзя: сюда принимают только с добровольного согласия).

Гость отказывался: «Какой я работник? У меня же астма!». На контраргумент «Но ведь не на каменоломню вас отправят, учтут болезнь», стал опять отнекиваться: «После отсидки ходил на прежние места работы, а там говорили, мол, пенек, дуй отсюда…» Итогом переговоров стало решение дождаться ответа ОФМС, куда документы ушли аж четыре месяца назад, чтобы окончательно определить судьбу беспаспортного бедолаги.

После этой встречи ответ из МВД по г. Березовскому пришел весьма оперативно: «в связи с тем, что гражданин Обожин лично не обращался с заявлением об установлении личности, его материалы не могут быть рассмотрены без личного согласия на обработку персональных данных». Это означало, что история вернулась на начальную точку. Пришлось искать скрывающегося после газетной публикации Обожина, возобновлять переписку с ОФМС…

Нашелся наш антигерой, впрочем, быстро: опять попрошайничал у магазина «Кировский» рядом с мэрией. Смиренно принял приглашение на разговор с директором КЦСОН Риммой Насимовой.

– Было ощущение, что он осознал: самостоятельно не выкарабкаться из ямы, а будущее вообще не просматривается. Согласился ехать туда, куда возьмут. Увы, вариант с «Державной» пока откладывается: станица без паспорта не принимает, к тому же там предпочитают клиентов трудоспособного возраста. После переговоров дал «добро» центр социальной адаптации лиц без определенного места жительства и занятий в поселке Лебяжье Каменского района. Здесь трудотерапия более щадящая, есть хорошее медицинское обслуживание, условия проживания, скажу честно, – шикарные! Но снова пришлось Обожину пройти рентген и анализы на венерические заболевания – спасибо волонтеру Петру Головину. За полгода, надеюсь, паспорт будет восстановлен, после чего начнем заниматься его пенсией. Когда она будет назначена, Владимиру Михайловичу придется часть денег отдавать за предоставленные услуги: такое правило распространяется на всех доходных лиц, находящихся в социальных учреждениях. А пока будет жить в Лебяжьем бесплатно. Вести Обожина будем до конца, главное, чтобы он не сбежал из центра и прошел социализацию. Но я его предупредила на берегу: уйдешь оттуда, я с тобой во второй раз в эту же реку не войду…

У многих, наверное, эта история вызывает раздражение и даже злость: почему я должен вкалывать за свою крышу над головой и кусок хлеба на столе, а какому-то попрошайке все это достается даром? Добавлю: более того, дармовщина – за наш с вами счет. Но, согласитесь, уровень развития общества определяется его отношением к старикам, больным и детям и, видимо, к бомжам тоже.

– Да, это нахлебники и паразиты, но другого пути, как принять, простить и обустроить их жизнь, у нас нет, – категорична в своей позиции Римма Михайловна. – Мы нянькаемся с бродяжками, непутевыми гражданами без документов, здоровья, семьи и смысла существования, чтобы, во-первых, не допустить распространения социально значимых заболеваний и криминала, таким образом создавая подушку безопасности для себя и своих детей и внуков. Во-вторых, бомжи – тоже люди, хоть и не похожи на нас по менталитету и так далее. Будем толерантны, протянем руку помощи, чтобы самим остаться людьми. Каждое их «спасибо», я верю, вернется нам благом.

СПРАВКА

Проблемами бомжей занимаются семь сотрудников КЦСОН: пять участковых специалистов и два специалиста отделения срочной социальной помощи. Это Альбина Вураско и Наталья Ташкинова. Только за первые три месяца через их руки прошли 23 гражданина без определенного места жительства. За полгода удалось определить на ПМЖ 10 человек. В среднем  за год подопечными становятся 60 бомжей, но цифра доходит и до 90.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

39