Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

18.05.2017 13:14 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

МЭР И БОМЖ РАБОТАЮТ БОК О БОК. История о том, как уличный бродяга пришел на прием к главе города

Автор: Лилия ЯНЧУРИНА

История о бездомном Обожине, рассказанная «БР» в номере от 12 апреля («Лежбища бомжей – поганой метлой!»), неожиданно, но желаемо получила продолжение: с нашим антигероем познакомился, а потом и встретился в своем кабинете глава Евгений Писцов.

В майские субботники коллектив администрации округа традиционно чистит парк Победы. Нынче мэр предложил дойти до неохваченного прежде угла теплотрассы, проходящей вдоль кладбищенской стены. Пятого мая чиновники появились у трубы и увидели колоритного Обожина, восседавшего на ней королем на троне. Пространство вокруг было изрядно захламлено продуктами жизнедеятельности «хозяина».

– Что за безобразие вы тут развели? Да еще накануне 9 Мая, – возмутился Евгений Рудольфович.

Неконфликтный Обожин тут же ответствовал, мол, это не мое: я – человек высокой сознательности и культуры и за собой всегда прибираюсь.

Потом начал рассказывать свою историю несчастного человека, дошедшего до дна, потому как потерял паспорт, точнее, его забрали полицейские, а еще точнее, суд принял решение об изъятии документов. А теперь нет двух тысяч рублей, чтобы восстановить краснокожую паспортину.

«Коли от двух тысяч рублей зависит судьба человека, то надо их найти!»– решил мэр, но для начала пригласил нового знакомого на встречу 10 числа в 10 утра. Как ни странно, Обожин был пунктуален и в приличном виде (одевается по сезону в комплексном центре социального обслуживания населения) явился в приемную градоначальника.

– Владимир Михайлович, 1953 года рождения, родился в Нижнесергинском районе, – представился гость Писцову и другим специалистам администрации, присутствовавшим на двусторонних переговорах.

Потом сообщил, что жил с 1985 года в Шиловке, на улице Заречной, 15, но жена выписала, пока сидел (по словам самого Обожина, долгий срок отбывал за воровство), и после возвращения из «лагеря» 25 июня 2016 года выпнула на улицу.

– Вот, теперь обитаю на трубах, – смиренно подытожил монолог Обожин.
Бывшую супругу вспоминает без эмоций, зато при упоминании невестки взрывается:

– Я больше к сыну и снохе не пойду: лучше ногу свою отрублю, ведь просил показать внучат, а она наотрез отказалась!

Обычная история: практически у всех бомжей есть близкие люди, но преданные ими однажды, те не готовы простить и принять обратно в семью непутевого родственника. Не нам их судить. Но в данном случае речь идет о жилье: Обожин, предположительно, до сих пор прописан по старому адресу. Было ли у него право на собственность? Если да, то как потерял, есть ли возможность восстановить это право? Чтоб решать дальнейшую судьбу бездомного, надо прояснить ситуацию до конца: с законной пропиской в реабилитационные учреждения на ПМЖ его просто не возьмут. То есть надо или выписывать человека из квартиры, либо возвращать его на законные квадратные метры.

– В свое время родственники подтвердили личность Обожина, но слова к делу не пришьешь, необходимо это сделать официально в суде, – рассказывает нам директор КЦСОН Римма Насимова. – Однако на звонки родные Владимира Михайловича не отвечают, приходится отправлять им запросы в письменном виде. На первый взгляд, все это бюрократические проволочки, но против закона не пойдешь. С одним клиентом в аналогичной истории мы занимались три года, и это считается быстро… Отпечатки пальцев Обожин сдал еще 16 января, теперь надо получить от ОФМС подтверждение личности по базам. В свое время Обожину предлагали поехать в отделение временного пребывания, но он отказался, предпочтя теплотрассу.

Отказывается наш бомж ехать и в станицу «Державную» под Среднеуральском. Это уникальный социальный проект, куда принимают совсем заплутавших людей и предоставляют сначала место, потом комнату, обеспечивают питанием в столовой. И работой: без этого никак здесь. Часть заработанных денег поселенец получает на руки, остальные идут на оплату проживания и пропитания. Трудятся на стройках, Среднеуральской птицефабрике, деревообрабатывающем производстве, конехозяйстве. Некоторые со временем перебираются в ближние города, берут ипотеку и строят там свое жилье. Да, дисциплина в общине строгая, следят за ней казаки, так, по уставу запрещено употреблять алкоголь. Но кто хочет спастись, выкарабкаться со дна, стать человеком, это идеальный вариант.

Обожину ехать туда не хочется, потому как «опять тюрьма и работа? На кой мне пупок надрывать?». Но мэру свою позицию озвучить постеснялся:

– Какой я работник? У меня же астма!

– Но ведь не на каменоломню вас отправят, учтут болезнь…

– После отсидки ходил на прежние места работы, а там говорили: «Пенек, дуй отсюда…»

– Вы же только что про астму вспоминали!

– Ну, когда начинаю задыхаться, то иду в больницу.

Уточним: это по просьбе специалистов комплексного центра Обожину помогли пройти медобследование в противотуберкулезном диспансере и курс профилактического лечения в дневном стационаре. Рассказ о самостоятельных походах в поликлинику, конечно, бред: без паспорта, полиса никто его не примет. Про коммерческие клиники и вовсе промолчим.
– Не еду в «Державную», потому что денег нет добраться туда.

– Насильно его определить в реабилитационные центры нельзя: сюда принимают только с добровольного согласия, – поясняет нам Римма Михайловна. – Что касается «Державной», то довезем Владимира Михайловича без проблем, с ветерком. Лишь бы пожелал.

Почему он не хочет изменить свою судьбинушку? Нет проблем с пропитанием, считают специалисты КЦСОН: Обожин не голодал ни дня. Прямо на лежбище сердобольные горожанки несут еду, некоторые даже звонят в комплексный центр и докладывают: а мы сегодня его горячим супчиком накормили. На стадионе школы №2 пацаны делятся с ним куревом, а также шоколадками и родительскими рублями. Потому на выпивку у Владимира Михайловича средства есть всегда.

– Где меня найти? Так я рядом с вами нахожусь – у «Кировского» на Театральной деньги прошу.

Мэр и бомж теперь могут видеться часто: работают по-соседству. Правда, сотрудники управления Пенсионного фонда, и об этом они пожаловались в нашу газету, видят Обожина с подругой и на пустыре под окнами учреждения, где милая парочка занимается любовью на глазах многочисленных клиентов, а также школяров. Что поделать: весна – время любви, а той все возрасты и социальные группы покорны.

Документы ушли в ОМВД давно – четыре месяца назад. От полученного же ответа зависят дальнейшие действия специалистов КЦСОН, полиции, а теперь и мэра! Вариантов два: если у Обожина окажется прописка, то придется распутывать жилищный клубок. Если Владимир Михайлович окончательно, без нарушения закона потерял право на жилье, то сначала получит паспорт, а потом как бездомный поедет в «Державную», «Лебяжье» или иной реабилитационный центр. Если, конечно, захочет променять вольную и сытую жизнь на теплотрассе на обыкновенную человеческую – с заработанными своими руками хлебом и чистой постелью.

«Вагончик» – не купе вагона

Владимир Обожин на рандеву с градоначальником посетовал, что в «вагончике» на Строителей принимают бездомных только на неделю, а потом выставляют за порог. Как оказалось, по стандартам в пунктах социальной помощи люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, могут находиться пять дней.

Лишь в исключительных случаях этот срок продлевается (не готовы документы, медицинские анализы и заключения). Роспотребнадзор не только зорко бдит здесь за чистотой и порядком, но и соблюдением срока предоставления временного убежища.
Кто на него может претендовать?

– Те, кто ВНЕЗАПНО оказался на улице, – комментирует директор КЦСОН Римма Насимова. – Это «потеряшки», женщины, дети, старики, подвергшиеся домашнему насилию и сбежавшие от мучителей, погорельцы, а также бомжи в холодное время.

Кстати, только за первые три месяца этого года нашли приют в «вагончике» на Строителей, 8б, 23 человека, в основном, это лица без определенного места жительства. Как рассказывают сотрудники пункта, большинство бомжей считает, что им предоставили бесплатную гостиницу или что можно «ехать» здесь пять дней как в купе спального вагона.

На самом деле, без вопросов предоставляется лишь ночлег, днем с новым клиентом интенсивно работают разные специалисты, чтобы в установленный срок успеть решить проблему попавшего в беду человека. С питанием тоже непросто: в бюджете организации не предусмотрена такая статья и кормят постояльцев «бич-пакетами», поят горячим чаем с печеньем, предоставленными благотворителями, в основном, конечно, торговыми организациями. Порой сотрудники КЦСОН покупают на свои деньги сахар и масло.

Конечно, бомжей внезапно попавшими в беду не назовешь. Поэтому они могут рассчитывать только на ночлег в морозы. Но именно отсюда можно сделать шаг в новую жизнь, ведь утром к бездомному придут социальные работники и начнут взаимодействовать с ним. Но как показывает практика, с первыми лучами солнца бомжи уходят в никуда, как табор – в небо.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

484