Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

29.03.2017 12:34 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 07.03.2017 г.

КУКИС С МАСЛОМ. Что такое язык и как мы с ним обращаемся?

Автор: Даниил БАЛАН
корреспондент

В повседневной жизни нас окружает множество слов, о происхождении и значении которых мы не догадываемся, и чаще – не понимаем, зачем они вообще нужны. Работодателям все время нужны менеджеры, чтобы грузить коробки на складе, в забегаловках под видом загадочного кукиса предлагают шоколадное печенье, а чиновники вместо надзора за общественными проблемами организуют мистический мониторинг. Откуда это берется и к чему может привести – рассказывает кандидат филологических наук Ольга Леонидовна НАКОНЕЧНАЯ.

– Что такое наш язык, и как мы с ним обращаемся? Для чего он нам нужен? Есть несколько емких выражений, которые могут дать ответ на этот вопрос, – объясняет Ольга Леонидовна. – Язык – это тюрьма, из которой нам никогда не удастся сбежать. Это очки, без которых нам не разглядеть окружающий мир. Это наш слуга и господин. Наш друг и враг одновременно.

Как отмечает филолог, любой язык изменяется под влиянием различных факторов – как внешних, так и внутренних. Он следит за нами и фиксирует все самые важные моменты нашей жизни. Он также не позволяет нам соврать, обмануть себя – ибо как только мы что-то изрекаем, то показываем прежде всего самих себя. Кто мы, чего хотим от этого мира.

О состоянии здоровья народа говорит статистика рождаемости и смертности, например. Язык же – это показатель культурного здоровья народа. Все его лучшие качества под влиянием внешнего негатива могут портиться. И, как мы можем заметить, наш язык под влиянием наших экономических неурядиц может изменяться не в лучшую сторону.

Русский язык терпит поражение и сдает позиции под влиянием внешних политических и экономических факторов во всем мире, не только в стране. И особенно большое влияние на язык оказало одно из самых негативных явлений нашей общественной жизни – 90-е годы.

Экономическая перестройка, которая произошла в стране, вбросила в нашу жизнь представителей новой категории людей, не обремененных образованием, но обладающих преувеличенной претензией на ведущую роль в стране.

– Они захватили ключевые экономические позиции и почему-то решили, что и в культуре языка, в том числе, могут диктовать свои условия, – отмечает Ольга Наконечная.

Это выразилось в появлении не существовавших доселе слов, которые обозначают понятия, далекие от нравственных принципов. Это язык «новых русских», как их было принято называть. А также язык новоявленной творческой «элиты». Специалист задается вопросом, как можно назвать элитой человека, в общем-то абсолютно безнравственного? Элита – это высшая часть общества, которая руководит, обладает выдающимися качествами. Это люди, на которых нужно равняться.

– С этого же периода появилось совершенно жуткое явление – наши «звезды» эстрады. Соревнуясь друг с другом, они венчают себя словами «великий», «примадонна», «король» и другими… Стоит ли говорить, что для деятелей культуры это нехарактерно? – считает Ольга Леонидовна. – По существу, здесь рождается свой язык «культурной элиты», который невозможно назвать культурным языком.

Одно из худших для языка явлений – это факт того, что язык радио, телевидения, газет и журналов перестал быть литературным языком. Он просто исчез. Жуткие ошибки в произношении, употреблении слов без тени смущения допускают, например, дикторы телевидения.

– А ведь раньше, когда мы учились, у нас было определение, что язык газет и телевидения – это литературный язык, – вспоминает филолог.

По ее словам, сейчас мы с трудом можем дать определение современного литературного языка – это сугубо теоретическое понятие. Мы не можем указать, среди какой группы людей он живет и развивается. Когда по телевидению говорят такие слова, как «круто» и «клево», можно ли назвать это словами восхищения, выдающими лучшие чувства человека по отношению к чему-либо?

– Что тут можно клевать? Или на что клевать? Как-то не хочется ощущать себя рыбой, когда можно сказать «прекрасно» или «великолепно», – подмечает Ольга Леонидовна. – В русском языке есть прекрасные слова, которые могут выразить тончайшие оттенки человеческих чувств.

Из жаргона – в политику

кандидат филологических наук Ольга Леонидовна НАКОНЕЧНАЯ

Новый русский язык «новых русских» изначально появился в качестве внутреннего, кланового языка. Но с их своего рода возвышения в обществе этот язык стал внедряться в среду других людей. «Наезд», «кидало», «крыша», «прокол», «по барабану», «неудобняк», «нал», «бабки» – это, по существу, клановый язык, слова из которого перекочевали в повседневную речь россиян.

Профессиональные языки существовали всегда. В Берёзовском, например, среди золотодобытчиков существовал свой язык, непонятный посторонним. Нужно было придумать эти слова, чтобы чужаки не поняли, о чем идет речь. Это необходимое условие для работы, ведь не каждому можно рассказать, где золотое место, новая находка. Для этого существовали «жужелки» и «клопы». Само золото так называлось, и профессионал, услышав это, уже понимал, какого размера и цвета самородок. Это был профессиональный язык.

Похожим образом обстоят дела с «блатной феней» – языком закрытой воровской среды. Для чего же диким капиталистам 90-х именно такой, свой язык? Либо чтобы скрыть свои профессиональные планы, либо чтобы попросту дать имя новым для себя явлениям, считает ученая.

– Их правила и приемы жизни, внутренние законы должны были как-то обозначиться, – поясняет Ольга Леонидовна. – Но так ли нужны их «филологические достижения» русскому языку? Эти слова стали активно внедряться в речевую культуру огромного количества россиян, и это плохо – они вытесняют из правильной речи те слова, которые действительно отражают то или иное явление, чувство.

Но 90-е закончились, «новые русские» как-то потихоньку ушли, забрав с собой и немалую часть своего языка. Сейчас уже неприлично, даже у молодежи, говорить на их языке. Это историческое явление, которое было у нас в те годы и прошло. Не может такого быть, чтобы язык не развивался. Он постоянно обновляется, развивается и стремится отбрасывать все ненужное, наносное, весь мусор, который в него пытается войти.

Дай словечко поносить

Заимствования – явление естественное. Оно существует во всех языках и на фоне современного технического и научного подъема становится все более ощутимым. На самом деле, еще Александр Сергеевич Пушкин, например, употреблял много иностранных слов… Но осторожно и целенаправленно. Он использовал иностранные слова в характеристике тяготеющего к западу Евгения Онегина – персонаж носит панталоны и является денди. Когда же Пушкин говорит о девушках, Ольге и Татьяне – там нет таких слов, это не нужно для их характеристики.

– Многие любители заморских словечек зачастую любят ввернуть в свою речь что-нибудь иностранное от незнания родного языка и неумения им по-настоящему пользоваться, – выносит свой вердикт Ольга Леонидовна. – Эксклюзив, бартер – открывай любую страничку в интернете и найдешь там десятки примеров слов, которые совершенно не нужны языку, чтобы обозначить какое-нибудь явление.

По ее словам, сюда же можно отнести мерчендайзеров и менеджеров – тоже наследие 90-х. Не зная родного языка, но желая как-то более ярко, впечатляюще рассказать о чем-либо (чаще всего – о товаре или услуге), люди без затей хватают красивое на слух иностранное слово с тем же значением… Или даже близко не лежащим.

Те же менеджеры, например, изначально «управляющие». Чем управляет продавец-консультант, иногда гордо именующийся «менеджером торгового зала» – не до конца ясно. По подсчетам экспертов, в русском языке содержится порядка 300 000 слов. Александр Сергеевич Пушкин владел примерно 21 000 слов. А рядовой «пользователь» языка – от 3 до 4 тыс. слов. Неужели этого так мало, чтобы не уродовать язык неловкими и неуместными заимствованиями?

– Наш язык – язык Пушкина и русской классической литературы, – подытоживает специалист. – Он практически утрачен. Но образовательные программы меняются, снова важным становится такой предмет, как литература – дети начинают учиться языку в школе на основе литературных произведений. Если это продолжится, то через десяток лет, возможно, литературная норма возродится. Хотя бы отчасти.

Русскоязычный экспорт

Экспортированных за рубеж русских слов не так уж и много – большинство из них было связано либо с уникальными товарами, поставлявшимися в средние века с территории государства Российского (те же соболя, например), либо с различными культурными феноменами (разумеется, что лапти, что валенки, что балалайки в иностранных языках сохраняют свое русскоязычное звучание и обозначают именно те объекты, которые должны).

В словарный состав входят слова из самых разных сфер и понятий русской жизни: воевода, указ, царь (царевич, царевна, царица); дума, земство; аршин, копейка, пуд, рубль; верста, кнут, полынья, самовар; балалайка, баян, водка, дрожжи, калач, квас, крупа, щи, белуга, борзая, стерлядь, суслик, чижик.

В английский язык вошло много устойчивых словосочетаний: дворец бракосочетаний, пятилетний план, дом отдыха, Советский Союз.

Во французский вошли также: боярин, казак, кулак, партизан, изба, бричка, степь, тайга, блины, закуска, колеса, бабушка, девочка, матрешка.

Слова из русского языка нашли широкое отражение в лексике болгарского, венгерского, польского, словацкого, чешского, румынского языков.

В древнеболгарских памятниках встречаются такие слова, как будить, гоготать, держи, лошадь, первенец, рот, руки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

36