Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

16.10.2017 19:11 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ПЕРСОНА. Дмитрий Дьяков: «Я был уверен, что работа учителя сродни экзекуции»

Автор: Ольга СЕКИСОВА
корреспондент

Если бы не осенняя распутица и ранние заморозки, в переулках старого центра можно было бы увидеть худощавого молодого человека, спешащего на самокате на работу. Дмитрий Дьяков, учитель истории, уверен, что в Берёзовском от дома до школы ему так добраться быстрее всего. С этим утверждением легко согласились бы его ученики: это удобно. Во всем остальном учителю, как и полагается, приходится детей убеждать. Ну, например, в том, что лучше знать, чем не знать. 

– До того как прийти работать в школу, я был уверен, что работа учителя сродни экзекуции. У нас в обществе боятся бюджетной сферы: существует представление, что бюджетники – многострадальцы, которые только работают и ничего не получают от жизни. Не буду скрывать: мой выбор был спонтанный, окончив исторический факультет, я работал не по специальности и, когда друг, тоже, кстати, учитель истории, предложил мне поработать в школе, я решил попробовать. И вот работаю уже третий год и думаю, что работать в образовании и интересно, и перспективно, – без тени кокетства ответил собеседник на мой вопрос о выборе такой нелегкой, да и чего греха таить, и непопулярной у молодых профессии.

Учитель – не биологический объект в костюме

Древний Египт (эпоха, представляющая научный интерес для студента Дьякова) действительно не имел никаких точек соприкосновения с российской школой. Ну разве что проблеском в истории Древнего мира. С детьми свел случай: после первого курса Дмитрий поехал на практику в загородный лагерь в составе университетского педотряда. И в следующее лето, и в последующее. Вожатый, затем воспитатель получил небольшой опыт общения с подростками. Но в школе, конечно, его ждали более серьезные экзамены на психологическую устойчивость и зрелость, гибкость и умение общаться.

Называя себя «понаехавшим», бывший житель Первоуральска высоко ценит жизнь в небольшом Берёзовском. По его мнению, Берёзовский – «центр мира», так как плюсов проживания в ближайшем пригороде Екатеринбурга много. Сюда входит и быт (стоимость квартир), и экология (тропа здоровья, чистый воздух и вода), и доступность цивилизации (20 минут до уральской столицы, где друзья из родного УрФУ).

Во второй школе у Дьякова Дмитрия Геннадьевича нормальная нагрузка: не слишком большая, но и не маленькая. Ученики с пятого по девятый классы ходят к нему на уроки истории, обществознания, экономики, также он рассказывает детям об основах права, духовно-нравственной культуры народов России и мировых религиях. «Урал – этнический котел. Здесь бок о бок живут мусульмане, православные, буддисты и иудеи, Поэтому важно понимать чужие традиции», – убеждает учитель на уроках, зароняя зерна толерантности, о которой много и красиво вещают политики. Дьяков уверен, что именно история дает человеку очень ценные уроки и формирует объективный взгляд на все происходящее в современном мире.

Другой вопрос, хочет ли человек задумываться над этими уроками. «Если не можешь объяснить, что двигало человеком в прошлом, проведи параллель – представь, как это было бы сейчас», – учит класс критически мыслить молодой наставник.

Как известно, для молодого педагога самое тяжелое в школе – это дети. Врач помнит первого тяжелого больного, учитель – первый трудный класс. Помнит свой сложный класс и Дьяков. Разумеется, и его проверяли на «слабо». Обе стороны выстояли тогда без ущерба для достоинства. Понимание того, что работаешь не просто с отдельным ребенком, а с разными семьями и установками, приходит со временем. Появляется и терпение буддистского монаха: делай, что должно, и смирись с тем, что не можешь изменить.

А вот смириться со стереотипом, рассматривающим учителя исключительно как некий биологический объект в костюме, который можно вызвать в класс, сняв откуда-то с конвейера, Дмитрий Дьяков категорически не хочет. «Учителю, конечно, многое нельзя, но он все же живой человек. О чем часто забывают», – говорит наш герой, не принимая консерватизма, присущего этой профессии. Молодой человек играет на ударнике, интересуется археологией, в последнее время увлекся сплавами по горным рекам.

Наш герой терпеть не может бюрократизм. Но заполняет электронные дневники, делает записи в журналах и проверяет тетради. Этот «бюрократизм» в школах никуда не делся.

В школе учитель не решается только на один шаг: Дмитрий Геннадьевич не берет классное руководство. «Понимаете, я не с деревом работаю, где можно что-то переделать, если не получилось Я пока не готов взять на себя такую ответственность. Классное руководство – это же почти семья, в которой нужно выстраивать другие отношения с детьми. Может, это прозвучит пафосно, но это будущее нашей страны», – объяснил он свою позицию руководству.

С другого ракурса

Что делать с несовершенством системы, из-за которого молодые педагоги бегут из школ? Принять как снег зимой, уверен Дьяков. «Совершенных систем нет нигде. Негатив есть в любом деле. Из-за него нельзя отказываться от этой профессии. Иначе можно долго искать себя в чем-то другом, но так и не найти». Что-то подобное говорят молодые педагоги своим молодым коллегам на собраниях. Весной в Берёзовском был создан Совет молодых педагогов, и противник всяческой бюрократии Дмитрий Дьяков его возглавил.

По его словам, говорить о планах пока рано: совет только начал работу, а всем интересна цельная мозаика, а не разрозненные пазлы. Задача на перспективу есть. Не строя наполеоновских планов, совет постепенно («ведь именно так происходят все перемены в истории») создаст в городе прослойку из молодых педагогов, которые смогут и поддержать систему, и обновить ее в будущем.  

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

82