Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

08.01.2019 18:15 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

СТРАТЕГИЯ-2030. Как из Берёзовского сделать Люксембург

Автор: Сергей СТУКОВ, Ольга СЕКИСОВА

В декабре прошлого года в приложении к «Берёзовскому рабочему» вышел важный документ, определяющий стратегию развития города до 2030 года. Первый комплексный план развития городского округа мэрия начала разрабатывать в 2009 году. Согласно замыслу чиновников реализация проекта была разбита на два этапа: первый до 2015 года, второй – до 2020. Документ, появившийся на свет в феврале 2009-го, был изменен и переработан тремя постановлениями – в 2013, 2015 и 2016 годах (когда заговорили об Екатеринбургской агломерации). Над проектом, кроме сотрудников администрации, работало много экспертов из разных сфер.

Что даст березовчанам документ, появившийся в конце 2018 года и превышающий объемы подобных нормативных актов (по мнению правительства области), и как из «обычного промышленного городского округа» Берёзовский должен превратиться в «зеленый, умный, устойчивый городской округ», редакция БР поинтересовалась у Сергея Ильиных, замглавы по инвестициям.

Соседи обошли на старте

– В каком направлении решил идти Берёзовский? Верно ли то, что правительство области предлагало нам развиваться только в одном направлении?

– Да, нам рекомендовали развивать в основном селитебные земли (занимают 60% территории города, предназначены для строительства жилых и общественных зданий, на этих землях могут размещаться отдельные промышленные объекты, не требующие санитарно-защитных зон – прим. ред.), но мы не согласились с этим. Администрация отстояла возможность развивать на нашей территории промышленность и логистику. Берёзовский имеет хороший ресурс: рядом аэропорт, объездные дороги, есть площадь для размещения как промышленных предприятий, так и логистических центров.

Эксперты московского института «Гипрогор», работавшие над созданием Екатеринбургской агломерации, предлагали Берёзовскому только роль спального района. Потому что у нас есть хороший задел по земельным ресурсам для жилищного строительства. «Работать можно в Екатеринбурге, промышленность хорошо развивается в Пышме, логистика – в Арамиле». Да, никто не спорит: сегодня в Пышме мощно развивается промышленность по всем показателям. Арамилю дали дополнительную преференцию в части развития предпринимательской деятельности – возможность развивать логистику, искусственно отсушив ее у других территорий. У этого города рядом аэропорт, он, как и мы, удобно стоит на ЕКАДе. У Арамиля хорошо пошло это направление, но непонятно, почему мы должны от этого отказаться в пользу наших соседей?

Мы не претендуем на размещение металлургических заводов

– А как же здоровая конкуренция?

– В рамках агломерации говорить о конкуренции территорий, состоящих в ней, не стоит. Нужно говорить о более эффективном развитии всех ее территорий. Конкурировать в России могут разные агломерации – Челябинская, Екатеринбургская, Новосибирская и т.д. В рамках агломерации надо помогать друг другу, но при этом понимать, что необходимо соблюдать какой-то уровень свободы самоопределения.

Стратегический план рассчитан на то, чтобы все друг другу помогали и могли видеть общую картину. Мы действительно можем сделать упор на развитии жилищного строительства, а промышленность развивать настолько, чтобы обеспечить жителей нашего города рабочими местами. Чтобы они могли добираться на работу максимум за 30 минут и не выматываться от долгой дороги в другой город. И когда мы будем корректировать наш генеральный план, мы хотим предусмотреть ближе к району Новосвердловской ТЭЦ увеличение площадей под промышленное назначение предприятий V и IV классов опасности. У них санитарная зона максимум 50-100 метров.

Мы не претендуем на размещение металлургических заводов, но малые и средние промышленные предприятия нам необходимы. Тем более что в следующем году мы уже не сможем предоставить больше 10 гектаров земли в Западной и Северной промзонах. А всего лишь пять лет назад мы говорили, что у нас там 130 гектаров земли.

– Такой спрос?

– Да. А что вас удивляет? У нас в год регистрируется 10-15 новых предприятий. Только за аренду земли эти предприятия вносят в бюджет города порядка 10 миллионов.

– Они все являются нашими налоговыми резидентами?

– Конечно. У нас внятная налоговая политика: мы об этом сразу говорим предпринимателям, у которых есть интерес к нашим площадям. Да, у нас сокращается количество земель, и скоро мы о себе не скажем, что мы такой центр, который может разместить у себя промзону. Наверно, это хорошо. Задел, который мы формировали пять лет назад, сегодня выработан. И если смотреть на стратегию до 2030 года, то городу нужно иметь еще 150 гектар под размещение промышленных предприятий,

– Где их взять?

Собеседник показывает на огромной карте, висящей в кабинете, участок южнее застройки Уют-Сити.

– Это не муниципальная земля, – поясняет он, заметив наше удивление. – Земель под ИЖС у нас более чем достаточно, давайте будем развивать промышленные зоны. Мы, конечно, встретим несогласие собственников. Но город же развивается так, как ему нужно, как требует ситуация в стране, а не как требуют собственники земли.

– Участки будут изымать по рыночной стоимости?

– Нет. Собственники смогут ими распорядиться согласно документам терпланирования (плану застройки территории – прим.ред.). Пожалуйста, строй на своем участке то, что здесь предусмотрено. Этот процесс будет регулировать генплан, в котором определены категории земель.

– Когда будут внесены изменения в генплан?

– В 2019 году.

Пустые города не могут развиваться

– Как вы понимаете агломерацию? По вашим словам, она предполагает взаимопомощь и сотрудничество. Как нам может помочь Екатеринбург, как мы можем помочь Екатеринбургу?

– Сегодня Екатеринбург себя позиционирует как финансовый и деловой центр и старается вынести все производственные объекты за городскую черту. Количество потребителей услуг, товаров растет, а места производства этих товаров уничтожаются. Мы можем помочь? Да, конечно. Это выгодно всем: и нам, и мегаполису.

Здесь нужно учитывать и такой вопрос, как эффективное использование земель. Например, «Уралобувь», которая сейчас раздроблена и передана в аренду разным юрлицам, могла бы быть более эффективной. Если бы на этой земле были построены комплексы, куда пришли бы работать люди, а к людям – деньги. Предположим, стоимость земельного участка сейчас миллиард, а когда на ней будет построено и начнет работать предприятие, стоимость капитализации этой земли возрастет до нескольких миллиардов.

Агломерация может решить проблему миграции населения. Допустим, кто-то из небольшого города захотел переехать поближе к областному центру. Понятно, что Екатеринбург может разместить у себя граждан с доходом в 70-100 тысяч рублей. А тем, у кого доход ниже, где искать пристанище? Пожалуйста, есть мы. Если к нам хотят переехать специалисты, например, из Кургана, у нас их желание жить ближе к большому городу может воплотиться. Задача агломерации расти. Но не могут расти заводы и садики, если не растет население. Пустые города не могут развиваться.

– Что еще кроме доступного жилья у нас есть?

– Например, шахтный водоотлив. Екатеринбург качает воду из Нязепетровского водохранилища. Это 200 километров. От нас 10-15 километров до границы с Екатеринбургом. Давайте вместе думать, как шахтную воду можно использовать. Раньше у Екатеринбурга не было интереса, как развивать и финансировать этот проект: это была другая территория и не его вода. А сегодня мы этот вопрос уже задаем. Может, будет дешевле построить очистные, чем покупать воду в другом месте?..

Миражи и реальность

– Для кого вы делали этот стратегический план? Для 30 человек, которые участвовали в его создании, которые хотят что-то изменить? Остальным это надо? На публичные слушания в администрацию приходит в лучшем случае десять человек...

– Вы знаете, что историю делают два процента населения, 10 процентов критикуют, остальные идут по указанному им пути. Если вас не устраивает эта стратегия, предлагайте свои варианты – прошу в наш поезд и давайте тянуть его вместе. Если я определил для себя, что я вхожу в два процента – хорошо. Если в 98 процентов – тоже хорошо, я работаю на общий результат и доверяю кому-то принимать решения за меня.

– Как отработал бизнес? Те предприниматели, которые участвовали в разработке стратегии развития города.

– Документ претерпел изменения при защите в правительстве области. Нам дали рекомендацию доработать проект. Документ был доработан и разослан всем участвующим в разработке. Бизнес кое-что изменил в нем.

– Бизнесу вообще интересно развиваться в нашем городе?

– Сейчас общее настроение в этой среде: «Мне бы решить насущное». Два года назад было совсем другое настроение. Хорошо, что долгосрочный план разработали тогда, если бы стратегию разрабатывали сейчас, это был бы другой документ.

– Насколько этот документ формален, насколько он конкретен? Мы его просмотрели: конкретика только в приложениях.

– Это динамический документ. Ну, например, вдруг через два года мы поймем, что максимальный оборот будет в оборонной промышленности. Значит, документ будет скорректирован на актуальный запрос. А если будет выгодно выращивать кукурузу – я утрирую, – мы будем менять генплан и выращивать кукурузу. Многое зависит от настроения и мироощущения людей, которые живут и работают в городе.

– А как же рынок, который живет по своим законам?

– Если через два года рынок будет требовать от предпринимателей что-то другое, они будут создавать это другое. Запрос рынка могут изменить покупательская способность населения и цены на ввозимые товары. Предприниматель вынужден создавать то, что может продать, на что есть спрос. А спрос может создавать как потребитель – население, так и государство. Но во втором случае это будет не развивающийся механизм, а искусственно созданный.

И возвращаясь к документу. Сегодня он такой, через три года он будет другим. План должен корректироваться.

– Поэтому совершенно не обязательно, что к 35-му году у нас появится ледовый дворец... Это лишь то, к чему нужно стремиться?

– Да, в наших реалиях.

– Согласно предварительным итогам, инновационные технологии у нас развиваются недостаточно быстрым темпами. А что замышлялось по плану?

– У нас есть инновационные предприятия. Это «Эридан», «Спектрон», «Новатор», «Спецнефтегаз», «НЛМК-Метиз», БРМЗ и другие. Их порядка десяти. Но мы говорим об уже состоявшихся. Те предприятия, которые будут появляться на нашей территории, должны быть тоже инновационными.

– А не кажется ли вам, что этот термин искусственный? Под него создаются «Титановые долины» и туда загоняется весь титан.

– Да, если формально привязывать один термин ко всему, то скоро кастрюля будет иметь инвестиционную привлекательность на кухне.

– Хорошо, кроме шуток. К чему мы должны прийти в 2030-м году, чтобы разработать программу до 35-го года? На сколько процентов мы должны реализовать то, что запланировали – на 10, 20, 40, 146?

– Мы не вкладывали в Стратегию ничего нереального. Мы не ставили цель создать просто красивую картинку. На самом деле я считаю, что если город продолжит работать так, как сегодня, и если не будет никаких глобальных сдвигов в гео- и внутренней политике, то мы придем к реализации плана, и нам для этого не надо никаких героических усилий. К примеру, 400 миллионов к бюджету города в этом году приросли не потому, что нам так повезло – для этого нужно было только каждый день работать.

– Еще один вопрос, напрямую не касающийся темы, но речь о финансах, без которых реализация любого стратегического плана невозможна. В ближайшие два-три года образование, на которое из бюджета города уходит более 50 процентов, может перейти в областное подчинение, как здравоохранение. И один миллиард 400 миллионов уйдет с ним или нам эти деньги оставят?

– Помните, как медицину забирали в область? Мы опасались, что деньги заберут. На самом деле бюджет не просел. Надеюсь, что и в этом случае будет так же. Сегодня мы тратим бюджет на образование, завтра это будет заботой области. Несмотря на то, что образование будет передано области, мы сейчас вкладываемся так, как будто его не будут передавать. Глава рубится с министрами, доказывая необходимость для города новых школ и садиков, хотя через несколько лет это будет уже не его задача. Но он же бьется за граждан, а не за объекты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

414