Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

17.05.2023 13:53 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Александр Петров: "Против верхового пожара не попрешь, остается только молиться"

Автор: Юлия Квачёва

Пожары в Берёзовском ликвидированы. За пару недель мы читали о добровольцах, профессиональных спасателей, чиновниках и депутатах, про вертолеты, самолеты-амфибии... Во всей этой истории с пожарами мы забыли о наших героях – лесничих. 10 мая, когда ситуацию удалось переломить, мы встретились с директором Берёзовского лесничества Александром Петровым, чтобы узнать из первых уст о том, как шла борьба со стихией.

– Я впервые за три дня поспал шесть часов, – признался нам директор Берёзовского лесничества Александр Иванович Петров. – Территория, на которой работает наше лесничество, растянута на 149 тысяч гектаров, и в нее входят, помимо Берёзовского, земли Верней Пышмы и Среднеуральска.

Интервью длилось часа два, но с собеседником удалось поговорить всего сорок минут – он отвлекался на беспрерывный поток звонков, требующих внимания, и специалистов, постоянно заходящих в кабинет – кто с новыми данными, кто с картами пожаров, различными бумагами и вопросами…

– С чего начинается ваша работа на лесном пожаре?

– С сигналов о возгорании, они поступают с разных мест: местные жители, термоточки, система «Лесохранитель», камеры видеонаблюдения. Вся эта информация обрабатывается и проверяется, потому что иногда доверять одному источнику некорректно. Дым может выходить не из нашего лесничества, а, допустим, от соседей. Это все анализируют лесничие на месте. Они выезжают на место, обследуют участок. После чего включаются ребята из авиабазы (Уральская база авиационной охраны лесов) либо арендатор, если арендованный участок рядом, при необходимости – привлекаются дополнительные силы, средства.

– С чего начались пожары в нашем округе?

– В Берёзовском началось с Лосиновского участкового лесничества – 1 и 8 квартал – сад «Наука». Мы отработали этот пожар, после чего пожар в Солнечном бахнул. Это был еще конец апреля.

– С чем мы зашли в первую майскую неделю?

– С аномально неприятной погодой в плане лесных пожаров – раз, сильными ветрами, отсутствием дождей и влаги в земле – два. Что всем городом спасать надо, я понял сразу, когда у меня в конце апреля одновременно в двух лесничествах начался пожар – мне сначала вечером позвонил лесничий из Лосиного, а через 15 минут – другой из Верхней Пышмы. Там очень много молодняка, начал подниматься верховой пожар, сильный ветер не утихал, жара… Тогда я понял, что нужно бить в колокола. Сначала я съездил в Солнечный к Юлии Хрушковой (глава территориального отдела Лосиного). Мы ночью распланировали, что завтра начинаем делать. На следующий день, когда я расставил людей, собрал комиссию по чрезвычайным ситуациям в Верхней Пышме ночью, потому что возникла угроза садам. Неделю мы отстаивали сады, сотрудники жили на пожаре. Это начало острой фазы. Когда верховой пожар начал выскакивать, было понятно, что хорошего ничего не будет.

– Кто работает на тушении пожаров?

– Лесничие организуют тушение лесного пожара на отдельно взятой территории. Но лесничему не разорваться: в этот раз в Лосиновском лесничестве было два крупных пожара: Солнечный, Зеленый Дол и Ключевск. Там на помощь приходило Монетное лесничество.

Количество людей не будет иметь должного эффекта, если ими грамотно не руководит профессионал. Профессионалы сегодня – лесничие, которые могут понимать, где расставить людей, а где нельзя, куда бежит пожар. Очень важно иметь руководителя тушения пожара. Николай Васильевич Квачев (Уральская база авиационной охраны лесов) планировал работу техники и своих людей, лесничие – своих специалистов. Взаимодействие этих специалистов обеспечивало успех в тушении. Ключевск мы отбили, в Островном работали специалисты Монетного лесничества, к ним на помощь приехали десантники, Поволжское авиаотделение, федеральный резерв авиалесоохраны из Йошкар-Олы. Работали на окарауливании, на проливке. Их забрасывают либо наземным транспортом, либо с вертолета спусковыми устройствами – туда, где нельзя проехать наземным транспортом. Они профессионалы, «упакованы», всю страну объехали, всё тушили – и Сибирь, и Якутию, и Дальний Восток. Очень большая помощь.

– Авиалесоохрана, лесничество. Кто еще?

– В лесу на кромке, на тушении людей больше быть не должно. Да, бывают такие моменты, когда без помощи добровольцев нам не обойтись – рядом с поселками. Когда мне вопрос задали на федеральном штабе: «У тебя там много народу, ты что там, затоптать его не можешь?», я ответил: «Это добровольцы». Добровольцы в лесу не работают.

– Добровольцы – помощь или помеха?

– Добровольцы должны работать у поселка, как у Солнечного, например. Если я людей (лесничих) буду отрывать из леса в поселки, мы не справимся. Добровольцы – это реальная помощь в поселке. Но даже десять добровольцев не сделают столько, сколько сделает один грамотно подготовленный профессионал. Здесь нельзя сравнивать. Но добровольцы – молодцы. С ними работала администрация (округа, поселков) и МЧС. МЧС профессионально охраняют поселения от пожаров, прокладывают линии, проливают. Благодаря слаженной работе всех привлеченных структур и добровольцев мы избежали очень серьезных последствий, смогли отстоять восемь поселков. Против верхового пожара не попрешь, когда он идет фронтом два километра и прыгает на десять километров, остается только молиться.

– Вертолеты, самолеты – большая помощь?

– Это отдельная тема. Авиация – не панацея в тушении лесного пожара. Авиация нужна для того, чтобы сбить кромку пожара, чтобы он ушел от верхового. Если на земле не будет организовано последующее дотушивание, авиация не поможет. Земля просохнет за два часа и снова будет гореть. У нас работали самолеты Бе-200, Ил-76, вертолет Ми-8 и Росгвардия – я про лесничество в целом говорю. Авиация, повторюсь, не панацея, авиация – это помощь в тушении лесного пожара на земле. Самолеты очень сильно помогают при грамотном использовании. Важен комплекс мер и координация действий.

– Если участок опахан, есть ли опасность распространения огня на другие участки при условии, что там тлеет или точечно есть открытый огонь?

– Смотря как опахан. Минерализованная полоса не всегда может защитить участок при определенных погодных условиях. Если завтра поднимется шквальный ветер, может раздуть, и может все это перелететь. Нужно контролировать кромку, не надо лезть в лес, особенно добровольцам и местным жителям. Весна аномальная, в земле нет влаги, подстилка сухая, пожар горит вниз в подстилку, подгорает корневая система даже на «неторфяниках». Вследствие всего этого дерево падает. Упадет на голову, и не то что больно будет, а… всё. В Лосином вываливается лес. У десантников есть пилы, они все выворотки перепиливают, убирают. Я на комиссии по чрезвычайным ситуациям говорил: «Уберите добровольцев, чтобы они не лезли заливать пеньки в глубине леса». Чтобы никому из них дерево не упало на голову.

– Может огонь подняться по более-менее живым деревьям и превратиться в верховой?

– Уже нет. Верховой огонь может начаться при нескольких условиях. Первое – наличие хвойного подроста. Хотя в этом году пожары шли даже по березам. Я и лесничие не видели, чтобы верховой пожар шел по березовым насаждениям. Представляете, насколько в листьях березы нет влаги, что она горит как хвоя. Что нужно? Кислород и питание для огня – два фактора. Питание – хвойные молодняки, кислород – это ветер. В этом году страшные верховые пожары, я такого никогда не видел.

– Что происходит ночью на пожаре?

– Если пожар локализован, проведена опашка, проведены все работы, особенно в районе поселков – ночью пожар «садится». Пусть даже тепло, он садится, его прибивает к земле. Распространение пожара ночью может быть, но оно минимальное. Я понимаю, почему люди спрашивают, ночью огонь светится, а у поселков страшно светится. И люди переживают. И они считают, что нужно туда бежать, но это опасно, это запрещено. Мы отрабатываем максимально опасные участки днем, закрываем эти участки и ставим караул. Не надо лезть ночью в пожар. Если пожар недалеко от поселения, ставим пост МЧС, окарауливаем, проливаем.

– Каждый год у нас горят леса. В этом году ситуация отличная от прошлых лет?

– Мы после 2012 года таких крупных пожаров еще не видели. У нас были крупные пожары, отрицательный эталон, в 2008 году, когда сгорела Лосинка. Этот год не просто эталон, это хуже эталона. У меня сгорело под 70% севера лесничества, то есть остались отдельно взятые кварталы. Не было поджогов. Те пожары, которые сейчас горят, пришли с прилегающих территорий. Но дознание будет решать точно. В качестве причин были и рыбаки, небольшой пожар – в районе Белоярского водохранилища. Там мы справились в течение одного дня.

– Опахать весь городской округ не выход?

– Мы делаем минерализованные полосы. В этом году на севере было столько минполос, что там естественное восстановление лесов пойдет благодаря им. Но даже при этих условиях огонь перелетал на десятки метров, если не на сотни.

– Какая роль арендаторов, когда происходит пожар?

– Арендаторы в первую очередь могут предоставить людей и технику. У арендаторов люди в основном подготовленные, работают в лесу, плюс есть специализированная техника.

– Что скажете об администрации округа и поселков, они реально помогают?

– Главы – дай бог каждому. Что в Верхней Пышме, что Берёзовском, что Среднеуральске. У нас есть понимание ситуации на сегодняшний день с муниципалитетами. Знаю, что не у всех лесничеств получается достучаться до своих глав.

– Как работаете в эту пору? Про выходные помните?

– Уже четвертая неделя, выходных вообще не было (интервью удалось взять 10 мая – прим. авт.). Если брать утро: в 6 подъем, в 7 планерка, потом либо выезд на пожар, либо какие-то совещания – это все целый день. Я бы сам на пожар поехал. Первые две недели я жил в лесу. Николай Васильевич Квачёв контролировал Солнечный, вместе с лесничим он был координатором. Я координировал работу Верхней Пышмы. Пришлось разделиться. Там приходилось принимать настолько экстренные меры, что мне нужно было находиться непосредственно на пожаре. У меня люди четвертую неделю работают с утра до ночи, семь дней в неделю. Кто на пожарах – от рассвета и до заката на ногах, в дыму, в нервной обстановке. Все люди радеют за дело, никто не слился, никто не сказал: «Зачем мне это надо?».

– Как оцениваете работу в Берёзовском, если сравнивать с другими муниципалитетами?

– Честно? Да, был кипиш, да, мы воевали, через крепкие слова я выбивал технику, десантников, когда мне было надо, потому что без этого было никак. В итоге результат на сегодняшний день хороший. У нас осталось две горячие точки. Есть техника, люди работают. У нас хотели забрать десантников, я не отдал. Десантники остаются до полной победы.

Фотографии для публикации предоставлены Березовским лесничеством.

Пятиклассник несколько дней помогал тушить пожар в Ключевске

Кроме взрослых, тушить пожары помогали дети. Об одном из таких героев написал в своем IT-канале Евгений Писцов:

- Пожары потихоньку сбавляют свой натиск в противостоянии с людьми. Еще раз спасибо всем добрым людям, откликнувшимся на призыв о помощи. Общими усилиями лесников, МЧС, местных жителей и добровольцев, приехавших отовсюду, удалось отстоять сады и жилой сектор, не пустив огонь ни в один наш поселок. Хочется каждому лично пожать руку, обнять и вместе выпить чашку горячего чая на лесной опушке при хорошей весенней погоде. Но поскольку это нереально, то хотя бы дотянуться с благодарностью до некоторых героев недавних баталий.

Паренек Серёга несколько дней наравне со взрослыми работал в Ключевске на тушении лесного пожара. В опасные места, конечно, парня не допускали, но он ответственно трудился на подмоге. Брал несколько пятилитровок, гнал на велике за водой, набирал в бутыли, крепил их на руль велосипеда. За рейс удавалось привезти до шести бутылок, а это около 30 кг, что сопоставимо с весом самого Серёжи

Как приезжал на место, спешивался с железного коня и тащил воду на руках по лесу до места.

Многие березовчане-добровольцы запомнили мальчугана и его старенький велик, служивший ему помощником все эти дни. Велосипеду, на котором парень исколесил родной поселок вдоль и поперек, около пяти лет.

Ну что ж. Самоотверженный и бескорыстный труд по зову сердца должен быть вознагражден. Поэтому у юного спасателя 14 мая появился новый велик.

Серёжа родился и вырос в Ключевске. Учится в местной школе в пятом классе.

Спасибо, Сергей, еще раз! Спасибо родителям и дедушке, воспитавшим классного парня, настоящего помощника!

За велосипед для Серёги градоначальник поблагодарил директора компании «СтальАвто» Павлова Анатолия Олеговича.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

53