Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

28.12.2021 13:50 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Жизнь Березовского завода развивалась стремительно.

Автор: Татьяна Чечвий

В начале 20-х жизнь на заводе била ключом: трудовая повинность, продналог, артели, коммуна и золото на песках.

Трудовых дезертиров – под суд!

С конца января 1920 года согласно декрету Совета народных комиссаров в стране вводилась обязательная трудовая повинность: все трудоспособное население, независимо от постоянной работы, привлекали к выполнению различных заданий. В Березовском заводе к обязательным работам относились: очистка от снега железной дороги Березовский – Монетная, перевозка дров в учреждения волости, в том числе в Екатеринбург, подвозка продуктов для населения волости, заготовка дров, торфоразработки, тушение пожаров и прочие мелкие работы. При этом было выявлено: 58 дезертиров – из-за отсутствия продовольствия, еще 55 – из-за отсутствия обуви, дезертиры без уважительных причин переданы суду.

В Государственном архиве Свердловской области (фонд 140р) сохранились сведения о борьбе с трудовым дезертирством. Так, в выписках из Протокола №1 заседания Березовского ВИКа от 22.06.1921 года, сделанных Сильвой Опенкиной, можно узнать о том, с какими трудностями сталкивались при добыче торфа на Калиновском торфянике. Установленный план в 10000 кубометров было невозможно выполнить из-за низких норм выработки торфа. Было плохо с продовольственным пайком, и люди недоедали. Снизить же план до 6000 кубов было нельзя – в таком случае электростанция зимой встала бы.

Товарищ Упоров отмечает, что среди рабочих есть тенденция к стачке, потому что люди хотят есть. Из документа следует, что было решено «создать товарообменный фонд из продуктов и промышленных изделий для поддержания рабочих и их семейств; создать комиссию по улучшению быта рабочих и предоставить рабочим Калиновского торфяника право пользования пропусками железной дороги».

В этом же протоколе есть сведения и о лесозаготовке. «Надо заготовить 7700 кубометров для государственных нужд и 200 кубометров для местных. Заготовлено для нужд железной дороги 400 кубометров, для местных нужд – 6 кубометров, для электростанции – 20 кубометров».

А кто же должен был выполнять все директивы? В 1921 году (по данным отчета Березовского ВИКа) трудоспособного населения в волости насчитывалось 4615 человек: 2259 мужчин и 2356 женщин. Нетрудоспособного населения – 1764, мужчин 29, женщин – 1591, детей – 144.

Сдайте хлеб, яйца, молоко и табак

21 марта 1921 года в стране был введен продовольственный налог, который заменил существовавшую ранее продразверстку, когда у крестьянских хозяйств изымались все «излишки» продукции, что зачастую обрекало семьи на голодную смерть. В отличие от продразверстки, продналог был фиксированным, крестьяне знали заранее, сколько продукции нужно сдать государству. Ставки налога по каждому виду продукции определялись в зависимости от местных условий и зажиточности, самый высокий процент устанавливался для кулацких хозяйств.

В марте-апреле 1921 был установлен натуральный налог на хлеб, картофель, маслосемена, яйца, молочные продукты, шерсть, кожсырье, льняное и пеньковое полотно, табак и т.д. Сельхозпродукцию сверх продналога разрешалось обменивать на необходимые промышленные товары. Чтобы ускорить расширение товарооборота, создать необходимые условия для развития земледелия и промышленности, всемерно поощрялось развитие мелкой промышленности.

В августе 1921 года в Березовском заводе провели, как бы сказали сейчас, акцию в помощь голодающим Поволжья: 28 августа была организована лотерея, устроен спектакль и состоялся митинг. На мероприятии по подписным листам собирали деньги, овощи и фураж.

Поволжье прежде всего необходимо было обеспечить семенами, чтобы засеять поля озимью, а также заготовить для области до 1000 пудов сена. Семенного фонда, как зафиксировано в протоколах ВИКа, не хватало и самим березовчанам (было около 9000 человек голодающих). Делились последним.

Первая гидроэлектростанция – у коммуны

В Пышминском заводе была создана одна из первых на Урале сельскохозяйственных коммун, которая просуществовала четыре года – с 1920 по 1924. В числе коммунаров был Конафей Александрович Мухрамов. Его воспоминания в 1977 году были опубликованы в «Берёзовском рабочем».

Создали коммуну по инициативе Дмитрия Львовича Хомутова, который стал ее председателем. Заместителем и партийным секретарем был Ведерников Александр Антонович. В доме Плешкова Константина Арсентьевича коммунары проводили собрания, обсуждали свои дела, там же была общая столовая.

По улице Проезжей между домами №57 и №59 был общий двор, вроде центральной усадьбы. Летом на коммунарском поле на берегу Черемшанки жали ячмень. Зерновые в тот год уродились на славу, а репа и калега – так величиной с арбуз. Богаче стали жить коммунары. На следующий год перевезли на поле два дома, сделали отдельные комнаты для семейных и холостяков. Вскоре стали разговоры вести о строительстве плотины на Пышме, чтобы запустить свою электростанцию. В коммуне народ был все больше ремесленный, мастеровой. Взялись за дело. Возили бутовый камень для плотины, потом электростанцию поставили. Загорелись лампочки Ильича в домах и в мастерских. Протянули электролинию и к Черемшанке, на коммунарское поле. Осенью молотили зерно с помощью моторов.

В коммуну объединились 10 семей и столько же холостяков. Хозяйство было немалое: 21 корова, 30 свиней, 40 овец, поле и еще – гидроэлектростанция, одна из самых первых, построенных на Урале после Октябрьской революции.

Создавались и трудовые артели. В декабре 1921 года была создана артель сарапульских бондарей и организованы токарная и гвоздичная мастерские при приюте для взрослых. Объединялись в артели деревообделочники и сапожники, была создана артель швей «Красная игла».

К весне 1924 года в районе насчитывалось 7 артелей, из них 2 хозартели: «Новая жизнь» и «Прогресс».

Самородки не проходили через решетки

28 октября 1921 года был утвержден договор артели горнорабочих, взявших в аренду прииски Березовского золотопромышленного округа. Так как работа на рудниках была остановлена, их стали сдавать по договорам.

Из доклада Березовских Золотых рудников и профсоюзов горнорабочих: «Тяжелое положение и условия жизни, но задание выполнено на 100% за 1922 г. Сейчас предполагается углубить Ключевскую шахту, организовать водоотлив и приступить к работе хозяйственным способом. Выплата зарплаты нерегулярная, нет средств в райзолоте. Хлебом обеспечены на 5 месяцев. Каждый рабочий получит до 2 пудов хлеба в месяц. Страхования рабочих нет. С топливом неважно. Надо заготовить 8500 пудов торфа. Хотели достать драгу и пустить по р. Пышме, но средств на покупку не было. Укор профсоюзу, что рабочие работают еще с коптилками, что вредно для здоровья. Не все довольны тем, что есть тяга не к государственной, а старательской работе...».

Но поскольку план по золоту необходимо было выполнять, в начале 1920-х годов сработал дедовский способ старательской добычи. Сохранились воспоминания Ивана Варлакова, дающие представление о разработке россыпей в центре Березовского завода:

«В 1922-23 гг. выработали целики песчаного золота там, где сейчас книжный магазин (сегодня – супермаркет «Кировский» на ул. Ленина, в здании бывшего ресторана «Кристалл» – прим. авт.) и дальше на улицу Фурманова по этой линии на задах коммунальных домов рудника.

На этом месте стояло большое каменное двухэтажное здание, рядом с ним одноэтажное большое здание с надворными постройками и флигелем-прачечной. В одном была контора золотопромышленного округа, в другом жил управляющий. На задах этих домов был хороший сад паркового типа.

Издавна знали, что на этом месте на небольшой глубине, пару саженей, залегает песок богатый золотом. Встал вопрос извлечь это золото. Но кому доверить, чтобы золото не пошло на сторону и чтоб здания сохранились и парк? В качестве поощрения решили выработку доверить партизанам и участникам Гражданской войны.

Золота было много и в основном самородное. Станки промывальные пломбировались, съемки производились в присутствии милиционера и десятника, который тут же, как доверенное лицо, получал золото в специальные кружки. А самородки были такие, что не проходили через отверстия решеток, через которые промывали песок.

Не исключено, что золото уходило и на сторону. Невозможно же было проконтролировать всю добычу породы во время транспортировки и промывки. Весь золотоносный песок был сплошь выбран, вскоре и вся площадь и здания провалились, плохо было забутовано и почва осела…»

Так, с потерями и трудностями, государственный план по добыче золота Березовский выполнял. В 1924 году задание по золоту выполнили на 134% (вместо 13 фунтов 54 золотников, дали 18 фунтов 81 золотник). Накладные расходы вследствие концентрации производства, роста производительности труда и сокращения штата сократилось на 40%. Стоимость золотника в сентябре 1924 года составляла 7 руб.78 коп., в декабре – 7 руб. 26 коп.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

15