Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

03.10.2017 20:31 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

УРОКИ ИСТОРИИ. Купец Савва Бойцов – меценат революции

Автор: Татьяна ГРЕБЕНЩИКОВА, Лилия ЯНЧУРИНА

Дорогой читатель, в этом году мы с тобой уже прогулялись по четырем старинным улицам родного города – Базарной (Красных Героев), Конторной (Кирова), Старополицейской (Красноармейской) и Церковной (Загвозкина). Дальше на нашем маршруте пролегает Прядильная (Исакова). Приготовься: экскурсия будет с крутыми поворотами в истории, исследованием и разгадыванием тайн. Впрочем, на то они и тайны, чтобы не позволить раскрыть себя до конца.

В конце 18 века по соседству с Церковной улицей в южном направлении появилась улица Прядильная: здесь прядильная фабрика ткала полотно и рогожи для толчеи, нужные для промывки золота. Сто лет спустя ее переименуют в Исакова: потомки посчитают, что герой революции достоин такой чести.

Фамилию Николая Ивановича можно прочесть на одной из чугунных плит памятника «Непокоренный» у школы № 33, есть памятная доска и на знаменитом доме № 1 на улице, названной его именем.

Ствол шахты стал братской могилой

Родился Исаков в 1872 году в Берёзовском заводе на улице Базарной, теперь Красных Героев. Глава семейства Иван Степанович был старателем, тем самым горемыкой, что золото мыл, да голосом выл. Еще мальчишкой сын стал помогать отцу, а как подрос, пошел на отхожий промысел – поступил на железную дорогу кондуктором. В 1902-м перебрался в Челябинск, где близко сошелся с революционно настроенными рабочими. Через три года вступил в партию большевиков, стал участником подпольных кружков. В конце 1915 года Николай Иванович по болезни уволился с «железки» и вернулся в родной город, купил домик по улице Прядильной, напротив здания сегодняшней полиции… Хотя здоровье оставляло желать лучшего, связи с подпольщиками не прерывал, после Октябрьской революции помогал устанавливать Советскую власть в Берёзовском, был членом первого Совета, который весьма удачно разместился в доме бывшего управителя горнодобывающей компании.

Тяжелая хворь заставила Исакова в 1918 году лечь в больницу. Здесь его и нашли белогвардейцы и, как пишут очевидцы, «вместе с товарищами, передовыми шахтерами, революционерами и их женами привели на Соборную площадь, где были похоронены погибшие герои революции». Вот как описывает те черные дни (а что может быть трагичнее, чем Гражданская война?) в «Берёзовском рабочем» в номере за 2 апреля 1967 года пенсионер С. Ватагин.

«– Вырывайте своих большевичков из могил руками, а иначе... И толстый белогвардеец выразительно щелкнул затвором винтовки.
Одни люди покорились, со слезами, обрывая ногти о твердую землю, стали разрывать могилы. А Николай Иванович отказался.
– Не хочешь, красная собака, пеняй на себя. Исакова увели в лес за черту города и там расстреляли»

В своей книге о Берёзовском Григорий Тетеркин и Сильва Опенкина уточняют место захоронения Исакова: это ствол Комаровской шахты, что по дороге к Калиновскому торфянику, западнее Первомайского поселка. С июля 1918-го по июль 1919-й ствол стал братской могилой многих революционеров. Первой жертвой колчаковцев пал Исаков, сюда его бросили избитого, еще живого. Такая же участь постигла Воротникова и Косых.

Как вспоминала бывшая работница торфяника Мария Топоркова, из ствола еще несколько дней слышались стоны живых. В Гражданскую на Урале многие шахты стали кладбищами. В Берёзовском это Комаровская и Воронцовская.

Дом купцов Бойцовых, снимок начала ХХ века

Четыре урядника, унтер-шихтмейстер и 186 вдов

Но вернемся к историческим истокам улицы. В государственном архиве Свердловской области удалось найти списки живших в начале XIX века на Прядильной, а также описание домов, что стояли на ней. Возьмем, к примеру, «Описание дому купленному в казну у Господина Шихтмейстера Дмитрея Иванова, состоящего по течению в верх речки Берёзовки по правую сторону в улице называемой Прядильной угольной дом. Декабря дня 1814 года». Как можно понять из документа, в строении, срубленном из бревен, находились три комнаты, к ним была пристроена еще изба для передней, двух прихожих, трех гостиных с полами из теса и кирпичной печью. Была и голландская печь с железной заслонкой. Десять окон со ставнями столярной работы, крыльцо из пилового теса. Все двери и полы описаны подробно с шарнирами, крюками, петлями и защелками. Имелись у хозяев еще задний двор, сени и конюшня из бревен, а также «анбар». В огороде стояла баня с сенями и горницей, двумя кирпичными печами. Огород был перегорожен для палисадника. Все это хозяйство закрывали от посторонних глаз одними большими и одними малыми воротами.

Да, солидный вырисовывается дом. И, скорее, не господский, а обычных людей. Так кто же жил-поживал и добро наживал в таких избах?

По Уставной грамоте на население Берёзовского завода и подворному списку домохозяев можно узнать фамилии владельцев строений. Завод был поделен на три общества: Трехсвятительское, Успенское и Пророко-Илиинское, улица Прядильная относилась к последнему. В 1863 году на ней жили четыре урядника – Иван Крупин, Василий Заостровский, Семен Болдырев и Михайло Кобелев, а также один унтер-шихтмейстер Иван Чубаров. Источник 1901 года не позволяет нам определить статус хозяев, но точно можно утверждать: на Прядильной продолжали жить в своих домах сыновья Михайлы Кобелева Семен и Кирила, и сын Ивана Чубарова Игнатий.

По документам 1863 года видно, сколько домов на улице было без мужского догляда, т.е. ими владели вдовы. Фекла Катаева, Акулина Медведева, Клавдия Попова и еще 11 женщин одни вели хозяйство и воспитывали детей. Всего же по Берёзовскому заводу на 2033 домовладения тогда значилось 186 вдов. Жили на Прядильной и четверо солдат. Вероятно, они служили при местных казармах, охраняли промыслы и следили за порядком в селении.

Из известных березовских фамилий на Прядильной встречаются Абакумовы, Андреевы, Башкировы, Бузуновы, Ватагины, Власовы, Волковы, Зыряновы, Истомины, Карповы. Кстати, в 1863 году в Берёзовском было всего два купца, и оба Карповы: Ефим жил на Конторной, а у Веденея дом стоял на Набережной, соседом его был мещанин Григорий Ярков.

К 1901 году купцов в заводе стало значительно больше: их деятельность поощряло государство, ведь купечество снабжало население товарами первой необходимости. На Базарной площади появлялись новые лавки, а на Прядильной в конце XIX века открылись лавки Бойцовых.

Сохранившуюся каменную кладку дома-усадьбы Бойцовых можно увидеть со стороны полиции. 

Так чья эта улица, чей это дом?

Ох уж эти Бойцовы! Конечно, фамилия на слуху даже мало интересующихся стариной школяров: дом Бойцовых был и остается историческим памятником архитектуры XIX века. А их в Берёзовском всего-то три: дома купца Кругликова, где сейчас музей золота, купца Рожкова, занятого военкоматом, и купчихи Бойцовой на Исакова, 1, в котором долгое время располагался продснаб.

Но ровно четыре года будоражила умы местных любителей истории сенсационная находка, обнаруженная Тамарой Бортниковой в областном Государственном архиве. Журналисту и писательнице попал в руки список домохозяйств Берёзовского завода за 1901 год с планом размещения торговых лавок и усадеб купцов от 1888 года. На их основании Тамара Александровна выдвинула предположение о том, что бывшее здание продснаба не являлось домом купчихи Бойцовой, а принадлежало берёзовскому купцу Ивану Петровичу Красноложкину. Пришлось наведаться вновь в госархив.

План торговой Базарной площади с описанием существующих лавок выполнен в цвете с обозначением каменных и деревянных строений. Как положено, на нем указано стрелками направление север-юг, направление течения реки. Базарная площадь того времени представляла собой пространство за Пророко-Илиинской церковью от пруда Берёзовского завода до улицы Авдюкова. В переводе на современный ландшафт – это территория от магазина «Строительный двор» до улицы Советской. Сюда же входит бывший базар с торговыми рядами в середине XX века.

Усадьба купца Григория Ларионовича Бойцова с лавкой, двором и огородом показана на улице Авдюкова (Советской). Усадьба купца Ивана Петровича Красноложкина расположена восточнее и значится в списке домохозяев на улице Луговой (Пролетарской).

Неверное прочтение чертежа ввело в заблуждение: усадьбы и лавки купцов Бойцова и Красноложкина находятся вовсе не на улице Прядильной (Исакова), а на Базарной площади, которая в свое время была перенесена от начала одноименной улицы (Красных Героев) на другой берег речки Берёзовки.

Иван Красноложкин уже в 1863 году числится в списках обывателей Успенского общества Берёзовской волости на улице Луговой. И в то время он был крестьянином. А вот Бойцовых среди жителей завода еще нет. По-видимому, они обосновались здесь позже.

В списке лиц, которым Управление Берёзовского золотопромываленного товарищества отвело усадебные места, в документах 1901 года записан Андрей Ларионович Бойцов. Он получил место «для торговой лавки на Базарной площади рядом с левой стороны с лавкой Николая Зырянова». По всей видимости, это брат Григория Ларионовича.

Примечательно, что дом купца Григория Бойцова по улице Авдюкова сохранился до наших дней, жива и каменная лавка, двор с частично вымощенными старинными гранитными плитами. В этом здании на Советской, 11, прежде размещалась Берёзовская типография. Наверное, стены по сию пору хранят в своей памяти немало тайн, связанных с торговыми сделками и повседневной жизнью семьи Бойцовых.

Откуда появилась в Берёзовском купчиха Бойцова, кто и когда построил особняк на Прядильной, кто был архитектором? На эти вопросы предстоит еще найти ответ.
В 1901 году среди домохозяев улицы Прядильной есть сын Григория Ларионовича Бойцова Савва. Значит ли это, что в историю города вошла его жена? А, может, купчиха Бойцова – его мать или тетка?

Савва Григорьевич и Анна Мироновна Бойцовы, 1920 год

В Москву за харчевым припасом

В музее золота, что на улице Коммуны, нам показали любопытную фотографию, датированную 1920 годом: на ней солидный мужчина с окладистой бородой и в светлом пиджаке, рядом – молодая стройная женщина с гладко зачесанными волосами, в хорошо сшитом платье. Подпись под ней гласит: купеческая семья Берёзовского завода, Бойцов Савва Григорьевич с женой Анной Мироновной, Нижний Новгород.

Можно было бы предположить, что чета приехала на знаменитую Нижегородскую ярмарку. Но в те годы она перестала существовать, возродившись лишь с нэпом в 1922-м. Может, просто приехали к родным или друзьям погостить? Тогда откуда корни Бойцовых? Это попытался выяснить их правнук Белоусов – наследник по материнской линии. В день открытия музея в 2013 году он преподнес составленную им на основе архивных данных родословную из 29 «персон»!

Одним из основателей рода можно считать Анисима Алексеевича Бойцова, родившегося в 1713 (15) году и почившего в 1771-м. Он был «из крестьян «монастыря Николы в Оносово города Владимира. С прежнего жилища свезен в малых летах матерью, крестьянкой Натальей Михайловной, на невьянские дворянина Акинфия Демидова заводы. Прибыл в Екатеринбург в середине 30-х годов 18 в. В перепись написан при деревне Шарташской… Как и другие ее жители, определен в заводские работы: летом и осенью 1735 г. участвовал в мощении мостов и расчистке дорог в Билимбаевский завод. Зимой 1730 г. возил бревна с Квашнинского рудника…».

А потом Анисиму все это надоело, и он 22 апреля 1736 года вместе с другими жителями деревни обратился с прошением в Канцелярию Главного правления Сибирских и Казанских заводов об облегчении своей участи. И стал ездить «до Москвы и Тобольска для покупки на продажу заводским обывателям и мастеровым и работным людям харчевых припасов и разных мелочных товаров». Вот она когда впервые проявилась купеческая жилка Бойцовых! Как свидетельствуют документы, ездил Анисим за товаром с Иваном Федотовым и тобольским купцом Яковым Осеневым. Рискнем предположить, что Анисим был знаком с Марковым: оба «с Шарташа», жили в одно время, и Ерофей Сидорович нашел первое золото в мае 1745 года, о чем, конечно, знали в округе все от мала до велика!

Правнук Анисима, Ларион Бойцов (1812-1878 гг.), до 1861 года был урочным рабочим Шарташского участка Берёзовских золотых промыслов. В 1820 году жил с братьями у Козьмы Масленникова, а отец был в бегах. В 1831-м поступил на службу, в конце жизни числился жителем Шарташской деревни. Григорий Ларионович Бойцов родился в 1834 и умер 27 июля 1905 года. Начинал также урочным рабочим на промыслах, в 1861-м выбыл мещанином в Екатеринбург, занимался с 70-х годов торговлей мануфактурами, галантерейными и бакалейными товарами. По документам, у него были две лавки и жилой дом на Базарной площади. Жена Наталья Васильевна пережила его на два года.

Как удалось Бойцовым спастись в революцию и не погибнуть под колесом красного террора? По версии руководителя музея золота И. Максимовой, Бойцовы дружили с местными революционерами и финансово помогали им. В доказательство Ирина Анатольевна находит в архиве музея и показывает нам оригинал фотографии, где Гаврила Бойцов и сын его Ганя сняты с Василием Логиновым, которого березовчане командировали в первую революцию в 1905 году в Петроград, и известный революционер Михаил Воротников, чьим именем также названа улица в старом центре нашего города. «Льются с этих фотографий океаны биографий, жизнь в которых вся, до дна, с нашей переплетена». В пространной научной работе Ю.В. Клюкиной-Боровик «Старообрядцы-часовенные Урала в конце XIX –начале XX вв.» есть любопытный для нас абзац, который позволяет найти следы сына Саввы Бойцова: «Купеческое сословие среди старообрядцев-часовенных к началу второго десятилетия XX в. уменьшилось. Из всех прихожан данных храмов, зарегистрированных в метрических книгах в 1912 г., купцы составляли всего 2,4 % (5 чел.). Из из них трое (семья Щербаковых во главе с Григорием Гордеевичем) жили в Екатеринбурге, а остальные были приезжими, из Берёзовского завода (Василий Саввич Бойцов) и из г. Камышлова (Лидия Александровна Щербакова)».

Семья Бойцовых была большой. Это значит, что они могли владеть несколькими домами: и на Прядильной, и на Авдюкова. Историю же про улицу Авдюкова мы расскажем уже при следующей нашей встрече на страницах газеты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

235