Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

06.09.2017 18:10 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ИРИНА МАЛАХОВА: «Мама приучила меня всегда говорить правду… В жизни мне это часто мешает»

Автор: Ксения ТИМИНА, Дмитрий КОРШУНОВ, Максим БАМБУРОВ, Сергей СТУКОВ

Женственная, нежная, обволакивающая, одурманивающая, знающая, как сильна, но умеющая ювелирно пользоваться своей силой: истинно и во благо. Женщина, которую хочется сравнить не иначе как с цветком, подобным маку. Сегодня в преддверии Дня строителя в рубрике «Без стука» мы беседуем с генеральным спонсором праздника, который состоится 12 августа в нашем городе, с генеральным директором компании «Активстройсервис» – Ириной Малаховой.

Об учителе Кручинине, первом доме и таджиках

– Ирина Владимировна, вы же не местная, не березовчанка ни разу?
– Не березовчанка.
– А как в Берёзовском оказались? Ничего личного, только бизнес?
– Ну почему только бизнес… Личное тоже. С разными хорошими людьми здесь познакомилась.
– С Кручининым ведь начинали?
– С Кручининым.
– Это какой год? Примерно 2003?
– Да, 2003. Кручинин был подрядчиком, мы – застройщиками. Первый дом Актива был построен в Берёзовском, дом на Гагарина, 18.
– И начиная с 2003 года вы уже сколько домов построили?
– Лучше считать в квадратных метрах. Думаю, примерно 170 тысяч.
– Как вам вообще с Кручининым работалось? Это ведь человек-легенда.
– На самом деле мне работалось с ним очень комфортно. Небольшой был только минус, что Александр Аркадьевич в девять вечера мог активно работать, а ты уже в это время особо работать не можешь (улыбается). Всё остальное меня устраивало. Вообще, начали мы без него, но на каком-то этапе сами пришли к Кручинину. Помню историю, закупили кирпич для стройки, и я уехала буквально на 10 дней в отпуск. Он мне звонит уже через шесть дней и говорит, что кирпич закончился. Я говорю: как закончился? Вы там что, уже полтора этажа, что ли, выложили? А он говорит: а ты что думала, конечно! Он был мне учителем с множеством мудрых мыслей. Хотя он сам, по-моему, этим мыслям не всегда следовал.
– Вот говорите, комфортно с ним работалось, но он же разговаривал...
– При мне какое-то время он матерился меньше.
– А вы сами матерились на стройке когда-нибудь?
– Нет.
– А как у вас тогда получалось работать нормально?
– В офисе, бывает, матерюсь. И по телефону бывало... Просто люди иногда по-другому не понимают.
– А вы были на иностранных стройках? Там матерятся?
– На иностранных стройках не была. У нас работали турки, они вроде бы не склонны к мату, но прораб-то все равно наш (улыбается).
– Кстати, кто у вас работает на стройках сейчас? Таджики? Новые рабочие обычно из Таджикистана?
– Совершенно разные. У нас и югославы работали в свое время, а рабочие из ближнего зарубежья, да, действительно, работают всегда. По той причине, что нужно делать много тяжелой работы. Квалифицированные специалисты на стройке – это как правило русские, башкиры. Прорабы у нас с высшим образованием и опытом.
– Как вы вообще относитесь к иностранной рабочей силе? Почему нет неквалифицированных русских?
– Отношусь положительно. Потому что иностранцы очень работоспособны, подчас намного работоспособнее наших. И еще, что немаловажно, они не пьют.
– А украинцы у вас есть?
– Наверное, есть.
– Много же беженцев приехало в последние годы из Донбасса, например?
– Многие и до Донбасса у нас работали.
– Вы были в Украине когда-нибудь?
– Конечно была, три раза в Одессе.
– Есть какие-то любимые места на карте мира? Европа вам больше нравится, чем Азия?
– Нет, мне Азия как раз больше по душе. Индия, Таиланд, Япония.
– А как же импортозамещение? Надо в России отдыхать!
– Мы собираемся на Камчатку, люблю бывать в Крыму.

Папина дочка и технарь с аналитическим складом ума

– Расскажите о своем детстве, о маме, папе.
– Родилась в Свердловске. Я поздний ребенок: мама меня родила в 38, папе было за 40. Мы жили на Уралмаше. Папа был начальником депо и истинным коммунистом. Мама работала там же, с ним, диспетчером. Мама приучила меня всегда говорить правду… В жизни мне это часто мешает. В 7 лет я пошла заниматься гимнастикой, и детство у меня пошло по спортивной стезе.
– Достигали каких-то высот в гимнастике?
– Я мастер спорта, занималась в школе олимпийского резерва. Считаю, что вовремя бросила. Сломала руку и ушла из гимнастики. Но благодаря спорту много поездила по СССР: центр России, Урал, Украина, Таджикистан.
– Папа для вас какую роль сыграл? Вы папина или мамина дочка?
– Я папина дочка, его копия! Да и всегда хотела быть похожей на него. И говорят, черты характера у нас действительно схожи – аналитический склад ума. А вообще, у нас в семье много математиков. Сестра – директор НИИ в Краснодаре, племянник – призер Всероссийской олимпиады по математике.
– Вы по образованию математик?
– Специальность – физика металлов.
– Это интересно? Физика легко давалась? Лучше, чем русский, литература, история?
– Конечно.
– Пригодилась в жизни физика металлов?
– Пригодилась, конечно. Мне давались очень легко все эти формулы, цифры…
– Дети же любят говорить, зачем нам математика в жизни, зачем физика…
– Так у меня спрашивала старшая дочь, поступая в университет. В прикладном плане в первую очередь эти специальности учат думать, анализировать правильно. Вот у меня Игорь, коллега, закончил тот же вуз, и мы можем говорить на одном языке.

Фото Эдуарда АЛЕКСЕЕВА

Азартный интроверт вне политики

– Вы в политике сейчас участвуете? Поддерживаете какие-нибудь партии? Консерваторы, демократы, коммунисты? Есть какие-то предпочтения?
– Так ведь особо поддерживать некого!
– А почему некого? У нас же в России разнообразие, партий на любой вкус и цвет.
– Так они все под одну гребёнку…
– Вот есть партии женская, мужская, партия пива?
– Я в этом не участвую.
– Какие у вас взаимоотношения с конкурентами на строительном рынке?
– В Верхней Пышме на сегодняшний день четыре или пять застройщиков. Строим много. Этичны по отношению друг к другу.
– Для застройки вам хватает места здесь, да? Не делите то что есть?
– Ну что значит, делите? Сейчас ведь не девяностые. Объявили аукцион и тот, кто больше денег заявит, тот и берет.
– То есть все эти аукционы проходят честно?
– Они проводятся честно, потому что других вариантов нет. Проводить какие-то махинации чаще всего бессмысленно.
– Ирина Владимировна, а вы легко останавливаетесь?
– Нет (улыбается). Поэтому из принципа стараюсь вообще не играть в азартные игры.
– Как вам вообще дается общение с людьми, вы же интроверт.
– А как я с вами сейчас общаюсь?
– Просто вы всегда представлялись человеком, которому тяжело общаться с большим количеством людей.
– Да, так и есть. Когда мне надо что-то донести до людей, то я могу спокойно это сделать. Просто так что-то говорить, например, поздравительные речи, я зажимаюсь.
– Когда вы вообще ушли в бизнес, какой это был год, как это вообще всё получилось?
– Жизнь заставила.
– После института сразу в бизнес?
– Год в декрете сидела после института. Потом занялась бизнесом.
– Когда это было?
– Где-то в районе 94-го года.
– То есть у вас ребёнок годовалый, у вас родители пенсионеры, муж, и вы вот так всё сами...
– Когда ребёнку денег нет даже на книжки и игрушки… Это ведь очень серьезно. Это не сегодня, это было другое время, когда ты ходишь в одних сапогах и в одной курточке 5 лет подряд. Ладно на еду деньги были, а у многих даже на это не было…
– Никогда не было ощущения, что это не по-женски, что почему я, женщина, это должна делать, почему не мужчина, который рядом?
– Конечно, было…
– Это ведь разгар девяностых. Что за бизнес был? Покупали и перепродавали что-то?
– Да, мы тоже покупали и перепродавали. Потом занялись прокатом черных металлов, металлоломом. Мы работали с крупными металлургическими предприятиями и машиностроительными заводами.
– Как женщине в бизнесе оставаться женщиной? Чем вы, например, вдохновляетесь, чтобы так выглядеть?
– Вдохновляюсь танцами, музыкой, фильмами, книгами.
– Вам нравится Никита Алексеев? Это ваш выбор звезды на День строителя?
– Да, нравится и выбор мой. Ориентировалась на молодежь и средний возраст, на то, что сегодня любят, слушают.
– А танцы вам какие по душе?
– Современная хореография.
– Сами танцуете?
– Да.
– Вернемся к бизнесу. Слухи ходят, что вы из Берёзовского уходите. Достраиваете вот эти «Рябину» и на Восточной и всё?
– Откуда такие слухи?
– Так это же Стуков...
– Давайте так. Мы не уходим. У нас масштабнейшие, незаконченные проекты на Восточной, в Шиловке. Пока мы доделаем их, а дальше видно будет.
– А вот еще один развейте слух про дома на улице Восточной. Там всю жизнь были сады, потому что под землей – шахтные провалы. Нельзя было строить.
– Что касается квартала Восточная/Театральная. Мы заказывали на руднике карту выработок. На руках у нас – официальные документы, что в этих районах нет подработок. Перед проектированием проводят геологические и геодезические исследования, те пробуривают скважины. Кроме того, нас постоянно контролирует государственный архитектурный надзор и все мы несем ответственность за это. Вы себе представьте: мы один раз построили, у нас всё обрушилось. И как жить-то до конца дней своих? В тюрьме?

О чтении, к которому нужно быть готовым, и зачем храму золотые купола

– Расскажите про своих детей, сколько их у вас?
– Трое. Девочка, девочка, мальчик. По моим стопам идёт средняя дочь, закончила школу с золотой медалью, с красным дипломом стройфак, чемпионка области и УРФО по карате кеокусинкай. Старшая дочь увлекается духовными практиками, сын заканчивает 11 класс, занимается спортом, тоже подумывает о стройфаке.
– Они как-то ближе к вам стараются держаться? Или хотят в самостоятельное плавание отправиться?
– Я, конечно, их поддерживаю, но они ищут и свои пути в жизни.
– Они понимают, что надо самим зарабатывать, самим всё делать?
– Еще как понимают.
– Ирина Владимировна, а о чём вы мечтаете? Стать губернатором, захватить весь мир? Какие мечты у бизнесмена?
– Да я как-то особо не мечтаю быть губернатором (улыбается). У нас сегодня есть стройка, есть работа. Что будет, если будет чего-то еще больше? Больше нагрузки, больше хлопот, больше ответственности? Мои мечты не связаны с работой, они останутся при мне.
– Вы помогаете своим работникам: квартиры купить, материальную помощь оказать, если беды случаются?
– Конечно, помогаем. Что касается матпомощи, то я, например, анализирую наши зарплаты в сравнении с другими, и они достаточно высокие.
– Как ваши работники вас за спиной называют? Наша королева там или еще какое-нибудь прозвище?
– Здесь в Пышме говорят босс. В Берёзовском просто Ирина Владимировна.
– Разбегаются как тараканы, когда вы заходите в офис?
– Нет (улыбается).
– Вот вы, когда уставшая приходите домой, что делаете?
– Меня очень серьезно поддерживает мой муж. Заниамюсь спортом: три раза в неделю обязательно танцы, фитнес.
– Что читаете? Дарью Донцову?
– Я сейчас вам скажу, и вы сильно-сильно...
– (перебивая) Да вы еще не знаете, что мы читаем!
– Мне просто стала интересна автобиография йога Йогананда Парамаханса. Но надо быть немного подготовленным к подобной информации.
– То есть религиозное что-то читаете?
– Читаю Бхагавад Гиту.
– Бхагавад Гиту? Нормально...
– Это все в пределах разумного.
– Вы живете в Верхней Пышме, вы место сами выбирали? Вам важно было где?
– Спонтанно. Приехал муж, сказал, поехали. Я сказала, что никогда, ни за что не поеду в этот район… В итоге уговорил съездить просто посмотреть. Ну и всё. Там и остались. Теперь я не хочу оттуда уезжать.
– Дом сами строили?
– Да, сами.
– А давайте поговорим про Бхагавад Гиту!
– Нет.
– Почему?
– А почему я должна об этом говорить?
– Правильно! Кстати, многие коммунисты стали верующими после 91 года…
– Ну так дело в том, что они ведь верили партии. Вера, идеология была уже тогда для них необходимым жизненным ресурсом. Так и заместили.
– Вопросы веры… это очень интимные вопросы? О них не обязательно говорить другим людям, правильно?
– А зачем?
– Можно говорить же просто, я – православная, деньги жертвую церкви. Деньги какому-нибудь храму давали?
– Давала.
– Зачем?
– Не знаю. Да и нужны ли действительно церкви все эти золотые колокола? Что люди от этого, больше верить стали?
– Вас легко обидеть?
– Ну, бывает (улыбается).
– И что вы способны сделать обидчику?
– Я не мстительная.
– Лучше пойдете, где-нибудь посидите в уголочке?
– Да.
– А сами обижаете кого-нибудь?
– Не бывает ведь такого, что никого не обидишь. Вы никого разве не обидели в жизни?
– Ну…
– Могу словом обидеть ненароком. В любом случае мы всегда кого-нибудь когда-нибудь обижали, и, к сожалению, своих близких – в первую очередь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

77