Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

09.08.2017 19:27 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

УРОКИ ИСТОРИИ. Церковная улица вырастила революционеров-бунтарей

Автор: Лилия ЯНЧУРИНА

Как известно, Берёзовский завод начал застраиваться с севера на юг. Первыми  появились Горушечная (ныне Коммуны),  Пеньковская (Октябрьская) и Цветочная (Физкультурников). В 1780 году заложили новую улицу, с ее названием проблем не было: тогда на восточной стороне поселения построили на средства жителей кладбищенскую церковь  (возводилась с 1764 по 1765 годы), в 1804-м ее перестроили и нарекли  Успенской. По другую сторону храма, где сейчас находится Советский микрорайон, помещались казармы и эшафот. Самую ближнюю улицу к церкви, считающуюся продолжением Пеньковской, и назвали Церковной. Мы ее знаем как Загвозкина. 

– В то время домов на улице стояло немного, они не были отмечены номерами, записи велись в домовой книге, – рассказывает ведущий специалист музея-шахты «Русское золото» Татьяна ГРЕБЕНЩИКОВА. – Но уже в уставной грамоте на население Берёзовского завода за 1863-1864 годы, хранящейся в Государственном архиве Свердловской области, обозначено ровно 100 жилых строений на Церковной. Так, в доме №15 жил рудокопщик Степан Крапивин.

Проходим с Татьяной Викторовной всю Загвозкина и обнаруживаем, что последний дом на пересечении с Гортоповским переулком – с номером 97. Но это вовсе не значит, что за два с половиной века все строения сохранились. Увы, на Загвозкина агрессивно наступает с девяти и двенадцатиэтажными домами Восточная, хотя прежнее название ее было Одинаркой, и оно соответствовало тихому характеру маленькой улицы.
На Церковной, то ли случайно, то ли нет, до последнего времени жили священнослужители. Самый знаменитый – протоиерей Ипполит Беляев, о трагической судьбе которого рассказывает в своей книге «Верность храму своему» Тамара Бортникова. Он посвятил Пророко-Илиинскому и Успенскому храмам 35 лет, был награжден орденом святой Анны III степени. «Жила семья батюшки в большом двухэтажном доме из семи комнат на улице Церковной. Держали корову, телку, лошадь. Хозяйство было раскулачено в 1929 году, когда во главе оставалась уже матушка Екатерина Николаевна. Сильная, выносливая была личность, выстоявшая в тех условиях без батюшки десять лет». В июне 1919 года, через три дня после ареста отца Александра Борчанинова (о нем мы рассказали в публикации про улицу Кирова, где он проживал с семьей), не дожидаясь той же участи, 56-летний Ипполит Беляев ушел в Белую армию. Позднее кто-то тайком передал родным, что его тело нашли в реке Пышме. Трагедия семьи продолжалась. Сын Дмитрий все время жил в страхе, что его отец был священником. И этот ужас догнал в 37-м: его арестовали по смешному бытовому поводу. В середине августа допросили, через месяц расстреляли. Тамара Александровна Бортникова в начале нулевых пообщалась с дочерью Дмитрия, Людмилой, и его 95-летней вдовой Марией Александровной, проживавшими также на Загвозкина.

Два года назад не стало еще одного удивительного дома под номером 47: он… переехал на территорию храма Успения. Да-да, 35-тонный кран, поднатужившись, поднял «коробку» с фундамента, погрузил на платформу, и она, сопровождаемая сотрудниками ГИБДД, покатила через ближний переулок на место новой прописки. Кровельную черепицу, полы, ворота, наличники, стеновую облицовку, стропила, разобранные печки, жерди, обрешетку, а также плитняк, покрывавший двор, свезли в подсобку храма. Соорудили временную кровлю и поставили строение на консервацию в ожидании реставраторов. Как развивались события дальше, и что ожидает дом в будущем, мы расскажем в ближайшем номере БР. А пока напомним, что объект деревянного зодчества 19 века принадлежит коренной березовской семье Платоновых. Настал час, когда надо было решать его судьбу: старый центр активно застраивается, под снос идут последние пятистенки. Очень похожий дом на Красных Героев несколько лет назад исчез с лица земли вместе с резьбой и уникальной черепицей. Потому Александр Чубарков, внук Платоновых с множеством приставок «пра», решил спасти «имение». Когда переносили избу, нашли на фундаменте и под половицей затерявшиеся монетки – полкопейки серебром и медную копейку, отчеканенные в 1842 и 1898 годах соответственно. То есть во времена Николая Первого и Николая Второго.

Реставраторы считают, что дом возведен в период 1850 – 1860 годов. Можно предположить, что построил его старатель Кузьма Платонов.

Пришло время, и сын Кузьмы Иван женился на Александре Чубаровой и привел ее в отцовский дом, чинный, степенный, как сами хозяева. Но счастье семьи утонуло в революционном потопе. Старшего наследника Платоновых, Николая, красные расстреляли в 1919 году. Его брат ушел с белочехами на Дальний Восток. Потом он окажется в Китае, переберется в Австралию.

В 37-м в дом пришла новая беда: октябрьской ночью красное колесо террора остановилось у его ворот. Александра Дмитриевна бросилась к сыновьям, но разве могла тихая женщина росточком метр пятьдесят остановить каленую махину, которая должна была раздавить под собой ее ребят? В голове мелькнула мысль: хорошо, что Иван не дожил до этого часа.

Бог послал ей с мужем 14 детей, кто-то из них на тот момент обзавелся своими семьями. Позднее одна из родственниц в запросе о реабилитации писала: «Забрали сразу в один день четверых братьев. Помню и я, как люди в черных толстовках уводили больного головой Федю, самого младшего, и бабушка моя голосила, упав на сундук в неутешном горе, повторяя: оставьте его, он не виноват...». Александра Дмитриевна ходила туда с передачами каждый день, и когда в окошке молча забирали узелок с едой и теплыми вязаными носками, в измученной безвестностью душе несчастной матери поднималась тихая надежда: значит, сыночки-кровиночки живы.

Годы спустя Александр Чубарков, работая в государственном архиве с документами того периода, выяснит, что все четверо братьев были расстреляны сразу... У одного нашли при обыске переписанную молитву, а в атеистическом государстве это было преступлением, другому припомнили историю десятилетней давности, когда он избил соседа, как назло, комсомольского вожака. А парни-то подрались из-за девушки! Не пожалели пули и для хворого, беспомощного Феди: если истреблять враждебный народу род, то под корень.

Вождь рабочих и солдат

Когда у Ивана и Александры родились первые детки, у соседей по улице, Федора Львовича и Анны Власовны Загвозкиных, появился на свет сын Роман. Глава семьи работал то шахтером, то сапожником, супруга занималась воспитанием детей. Денег не хватало, и Рома в 11 лет пошел работать на Калиновский торфяник, потом на мехзавод. Повзрослев, перебрался в Екатеринбург, сошелся с марксистами, организовал в 1903 году в Берёзовском первый социал-демократический кружок ленинского направления. «При содействии Романа Федоровича доставлялась ленинская литература в Берёзовский завод через березовчан-студентов горного училища Сергея Анучина и Анатолия Парамонова. В 1906 году при его помощи организуются забастовки берёзовских рабочих электростанции и мехзавода. Восстало тогда 250 рабочих. Они добились удовлетворения своих требований. Документы свидетельствуют о том, что даже в черные годы столыпинской реакции Загвозкин не прекращал революционной деятельности. Роман Федорович был не только честен, правдив, но и самокритичен. Так, в 1916 году он считал целесообразным участвовать в военно-промышленных комитетах и сам вошел в состав «рабочей группы» областного военно-промышленного комитета. На практике он быстро убедился в том, что комитет служит интересам буржуазии, вышел из комитета и повел решительную борьбу против него.

С большой любовью относились рабочие Екатеринбургской электростанции к своему политическому вождю. Сразу после февральской революции они избрали его председателем фабрично-заводского комитета и членом Екатеринбургского Совета рабочих и солдатских депутатов. Роман Федорович повел большую разъяснительную работу среди рабочих Екатеринбурга по разоблачению антинародной политики Временного правительства. Своим опытом профсоюзной деятельности он делится с земляками-березовчанами. После Октябрьской революции Загвозкин был народным комиссаром труда и членом президиума Екатеринбургского Совета. В июне 1918 г. коммунисты избирают Романа Федоровича на пост председателя Екатеринбургского комитета партии. Но 25 июля 1918 года белогвардейцы захватили Екатеринбург. Одной из последних оставила город партийная дружина, руководимая Загвозкиным, и направилась в Пермь. Там Роман Федорович работал заместителем областного комиссара труда. Напряженная подпольная работа, трудные годы Гражданской войны подорвали его здоровье. Тяжелое заболевание сердца приковало к постели. При отступлении из Перми товарищи переправили Загвозкина в Вятку, а оттуда в Харьков.

20 апреля 1919 года в возрасте тридцати семи лет Роман Федорович скончался в Харькове. Ему не довелось быть свидетелем наших побед на пути к социализму, но дело, за которое он отдал свою жизнь, победило. Благодарные рабочие Екатеринбурга в память о Загвозкине назвали одну из улиц города его именем. Березовчане назвали его именем улицу, на которой он родился, провел детские и юношеские годы».

Это из материала нашего замечательного краеведа Сильвы Семеновны Опенкиной, опубликованного в «Берёзовском рабочем» в 1966 году. Комментарии к нему – излишни, но вот интересно: часто ли революционер был в гостях у родителей на Церковной, знал ли он, что происходит у соседей в доме №47? Пытался ли им помочь или хотя бы посочувствовал? Ответы унесены ветром истории.

Писал Крупской в Париж

А вот дом Анатолия Парамонова, соседа Загвозкина, сохранился по сию пору! Он стоит на четной стороне улицы, состарившийся, но по-прежнему украшенный деревянными кружевными наличниками. На фасаде – увесистая памятная плита: «В этом доме родился революционер-подпольщик, член КПСС с 1907г. Парамонов Анатолий Иванович». Парамонов сначала учился в берёзовской школе, потом – екатеринбургском первом городском училище. Но настоящей профессией его стала революция: неоднократно слушал выступления Свердлова, участвовал в первомайской маевке на Шарташских каменных палатках, был арестован, но выпущен как несовершеннолетний.

Переписывался с Крупской, которая вместе с Лениным в то время жила в Париже. Получал от нее газету «Социал-Демократ». В годы первой русской революции привозил в Берёзовский завод нелегальную большевистскую литературу для рабочих. Как правило, ее передавал Роман Загвозкин. Были случаи, когда Загвозкина не заставал дома, и приходилось самому распространять «Программу РСДРП», «Избирательную платформу РСДРП» и газету «Рабочий». Жизнь помотала Парамонова: был сослан в Архангельскую губернию, учился в Каслинской школе инструкторов по сельскохозяйственному машиностроению, работал секретарем в Верх-Исетской больничной кассе, переехал в Челябинск, вернулся в Екатеринбург, здесь в октябре 17-го брал телеграф, телефон и литографию, воевал в Гражданскую, выбирался делегатом съездов партии. Прожил долгую жизнь – умер в 1970-м.

Герои разные нужны, герои разные важны

О революционерах собрано немало материала. Увы, о других героях – защищавших Родину в Великую Отечественную, добывавших в шахтах золото, строивших дороги и дома, сеявших и пахавших – сохранены лишь крупицы информации. Но долги перед ними отдавать надо!

– Благодаря документам Центрального архива Минобороны удалось установить тех, кто сражался на полях войны, – говорит Татьяна Гребенщикова. – Это Иван Егорович Гурьев с Загвозкина, 81, погиб 19-летний пулеметчик в 1942 году в деревне Дубовой Сталинградской области, похоронен в братской могиле. 28-летний Михаил Константинович Казанцев с Загвозкина, 36, был призван на фронт в первый год войны, попал в плен, был освобожден. Николай Алексеевич Карандашев с Загвозкина, 89, погиб в 42-м в Ржевском районе Калининской области, похоронен в братской могиле. Рядовой Федор Евсеевич Корняков, живший на Загвозкина, 4, чуть-чуть не дожил до Победы, умер от ран третьего марта 1945 года в Восточной Пруссии, в Кенингсберге. Леонид Александрович Попов с Загвозкина, 69, также умер от ран в 1943-м в деревне Никитино Ленинградской области. Младший лейтенант Николай Васильевич Скороходов (Загвозкина, 26) был убит уже 24 июля 1941 года в городе Малине Житомирской области, что на Украине. Возможно, в Берёзовском живут их дети и внуки. Пусть знают, что мы гордимся их предками!

Улица Загвозкина сегодня – это микс из старых домов и новых коттеджей, одноэтажек и девятиэтажки. На ней местами – асфальт новый и дальше к Кировскому переулку – протертый до щебня. По-прежнему улицу пересекают три переулка: Гортоповский, Кировский и Клубный, который, по легенде, назывался Покойницким, поскольку по нему проносили к церкви Успения и на кладбище усопших.

Самое известное на Загвозкина среди горожан здание – двухэтажка зеленого цвета под номером 5. Здесь до начала восьмидесятых находилась взрослая поликлиническая служба. Сейчас в нем располагается общежитие медиков. Напротив – переехавший в восьмидесятые на новое место с Ленина, 32а, городской суд с ухоженной территорией, а также регистрационная палата, магазины, автосервис. Заканчивается улица гаражным кооперативом. Несмотря ни на что, выглядит крепко, это значит, что более бойкие соседние улицы не поглотят ее вместе с 238-летней историей.

«К знаменательному юбилею мы решили создать историю нашей улицы Загвозкина. Ведь на ней проходило немало интересных событий. Здесь жили такие революционеры, как Р. Ф. 3агвозкин, А. И. Парамонов, красногвардейцы И. А. Воробьев В. А. Кондрашов, тт. А. И. Кабаков и В. С. Бабкин, которые встречались с Лениным.
Работу начали еще летом 1966 г. В сборе материалов большую помощь оказали женсоветовки А. М. Роденко, А. М. Устюжанина и девятиклассницы школы №1 Света Овсянникова и Таня Пашнина, консультации нам дает С. С. Опенкина»

«Берёзовский рабочий», 1967 год

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

80