Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

16.10.2017 19:31 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

НАТАЛЬЯ ИВАНОВА: «Сегодня школе плакаты не нужны. Исключение – только таблица Менделеева»

Автор: Ольга СЕКИСОВА
корреспондент

С руководителем управления образования в преддверии профессионального праздника мы начали разговор с главного: сколько молодых педагогов перешагнуло школьный порог в этом учебном году. Ведь старение кадров в этой сфере – известная проблема. На простой вопрос: «Приходит ли молодежь в наши школы и по каким причинам уходит?» – Наталья ИВАНОВА ответила, что приток педагогов чувствуется. Бонусом для новичков служит не только близость большого города, но и возможность получить жилье в муниципальном общежитии, в котором администрация держит резерв для учителей. Но и при таких плюсах не все молодые кадры задерживаются, при этом зарплата не является основной причиной увольнения – многие, выстроив отношения с детьми, не выдерживают нагрузки. Зарплата же начинающих педагогов зависит от нагрузки, пояснила Наталья Владимировна. Так «за деньги», как говорят в Одессе, и началась наша беседа о современной школе.

Классное руководство по-прежнему стоит тысячу рублей в месяц?

– Мы понимаем современные реалии. Если в сельских школах, в каких-то классах наполняемость осталась по 15 человек, хотя в некоторых уже и больше, то в городских – 25 человек – что является нормой, а где-то и 30, и 32 человека. Если в классе более 25 человек, то за каждого ребенка классному руководителю идет определенная доплата.

Тысяча рублей – не фиксированная сумма, она зависит и от наполняемости классов В новой системе оплаты труда, на которую мы сейчас переходим, четче прописаны критерии оплаты учительского труда. Все выплаты фиксированы либо в процентном соотношении, либо в абсолютных величинах. Компенсирующая часть к окладу и стимулирующая стали более прозрачны.

 В зависимости от нагрузки в среднем зарплата молодого педагога составляет от 15 до 20 тысяч рублей. Если у него только ставка 18 часов, то, скорее всего, это 15 тысяч. А если нагрузка больше, то и 20, и 25. Зарплата учителя, имеющего первую или высшую категорию и приличную нагрузку, в среднем 32 тысячи рублей. Но может быть и 35, у некоторых около 40 тысяч. Средняя зарплата в системе – 31 503 рубля. Это целевой показатель. 

– Каких учителей у нас не хватает?

Сейчас, конечно, с перегрузом работают учителя русского и литературы, перегружены учителя английского языка. На сегодняшний день нам нужны учителя начальных классов.

Сейчас мы готовим будущих педагогов начальной школы: набраны две бюджетные группы, заключено соглашение с областным педагогическим колледжем. Одна группа уже перешла на второй курс. Обучение очно-заочное. Преподаватели приезжают сюда, занятия проходят на базе одной из школ.

Это хороший резерв. Никто не говорит, что все останутся работать в нашем городе. Но у нас был такой опыт: когда мы строили детские сады, мы выучили три группы – около 40 воспитателей. Все сады сейчас работают и обеспечены кадрами.  

До кружков еще нужно дожить

– Одно время много говорили о так называемом эффективном контракте в образовании. Он должен был установить возрастной ценз? Ведь не секрет, что в школе много возрастных педагогов.

– Нет. Контракт должен был регулировать систему оплаты труда, о которой я упомянула. Педагог знает, в каком случае он может рассчитывать на прибавку к зарплате. Руководители у нас все на эффективном контракте. Они понимают свою систему оплаты: если обеспечиваешь результат по всем критериям, которые определены в стимулирующей части, ты получаешь солидную надбавку.

– И все же, вы ЗА возрастной ценз в школе?

 – Я за сбалансированность возрастных цензов. Да, я понимаю, что в школе должен быть какой-то процент молодых педагогов, какой-то процент педагогов среднего возраста и какой-то процент должен быть учителей-стажистов – той классической школы.

Сейчас все методические указания министерства возвращают нас к истокам классической школы. Ольга Васильева говорит: «Я не за революцию, я за эволюцию». Я тоже отношусь к новшествам осторожно. Сейчас все новое – хорошо забытое старое, но только с применением новых технологий. Сегодня нельзя учить ребенка, используя только мел и доску. Дети уже не смотрят на плакаты. Исключение составляет только таблица Менделеева. В этом году при приемке школ я уделяла пристальное внимание содержанию кабинетов. Зачем в современной школе в классах какие-то стенды с желтыми листочками? Современному школьнику это неинтересно. 

– Интерактивные доски, компьютеры...

– Да. Но здесь я снова соглашусь с министром, которая говорит: «Цифра – цифрой, а голова должна быть». Должны быть сбалансированы современные методы и классические.

Сегодня много говорится о воспитании. Это правильный посыл. У педагога на уроке раньше было три цели: обучающая, развивающая и воспитывающая. С гуманитариями все понятно: там сами предметы предполагают воспитание. Но учитель математики, физики, биологии должен найти на уроке момент для воспитания. Раньше это было, и сейчас к этому пришли.

– А те пять кружков, о которых говорит министр, что должны быть в современной школе?

– Это пять классических направлений: спорт, естественно-научное, техническое творчество, художественно-эстетическое, ну добавились теперь и шахматы. В каждом направлении может быть множество кружков.

– Это все замечательно, но школы работают в две смены...

– Да, сложность и в том, что школы работают в две смены, и в том, что эта деятельность должна быть лицензирована, то есть кроме прочих условий должно быть место, где проводить занятия.

Сейчас у нас большинство садов получили лицензию на реализацию программ дополнительного образования. Но вот когда мы построим новую школу в пятом микрорайоне, там будут помещения для дополнительного образования. К примеру, там будет пять спортивных залов, какие-то из них будут приспособлены для занятий не только физической культурой, но и например, хореографией. То есть даже в школе, которая будет работать в одну смену, дополнительные занятия будут проходить не в кабинете физики или химии, а в специализированном помещении.

– С техническим направлением что-то сдвинулось с места?

– Да, сейчас в дополнительном образовании особый акцент делается на научно-техническое творчество. Даже в условиях двухсменной школы мы стараемся развивать это направление через «Уральскую инженерную школу». Базовые площадки – центр детского творчества, сороковой садик и школа №29 в Старопыщминске, в которую мы закупили оборудование. В этом году закупили оборудование для девятой школы в кабинет физики. Будем продолжать развивать это направление. В идеале хочется, чтобы и какой-то детский сад стал технопарком, куда дети из других детских садов могли бы приезжать на занятия.

– В две смены у нас занимаются все большие школы. В третью смену в этом году никто не вышел?

– Нет. Мы очень опасались, что в девятой школе случится такой перегруз, но, к счастью, удалось открыть дополнительный класс во второй школе, и это решило проблему.

В этом учебном году мы приросли на 657 человек, то есть на целую школу. Каждая школа вышла в плюс, но наибольший прирост детей показали вторая, пятая, девятая школы и седьмой лицей.

– Каковы перспективы строительства новых школ и детских садов?

– В будущем году должны построить детский сад в «Уют-Сити» и, если будут федеральные деньги, школу в пятом микрорайоне. Если федеральных средств не будет, то школу, скорее всего, сдадим в 2019-м году.         

«В Берёзовском городском округе сеют разумное, доброе, вечное 517 учителей, 499 воспитателей – в детских садах и 45 – в школах. В этом учебном году постигают науки 9049 учеников. Для сравнения: в прошлом году взрослели в альма-матер 8392 человека. В детских садах нашего города познают мир 5504 юных гражданина.»

К общему знаменателю

– На августовской пресс-конференции Ольга Васильева говорила о том, что нужно что-то делать с учебниками и учебными программами, чтобы ученик, переехав из одной области в другую и придя в новый класс, сразу понял, о чем идет речь на уроке.

– На самом деле такая проблема существует. Более 1400 учебников разных направлений. И то, что сегодня образовательная организация самостоятельно выбирает пособия по своему усмотрению из рекомендованных и допущенных министерством учебников, я тоже считаю это не очень эффективным. Возьмем наш маленький Берёзовский. Мы будем участвовать в проекте по электронным учебникам по химии и биологии. Но у нас лишь несколько школ работают по этому комплекту, остальные – по другому. То есть уже разногласие.

Сегодня школе дали выбор из большого перечня учебных пособий, но то, что не должно быть так, это однозначно. Я согласна с тем, что должно быть две-три линейки – базовый уровень и углубленный. Допустим, у нас есть школы с углубленным изучением математики – вот вам такой-то автор, а школам, где только базовый уровень, – такой-то автор. И тогда это будет единое образовательное пространство, когда ребенок из любой школы Российской Федерации, переезжая в другой город, будет понимать, что если он потратил три дня на переезд, то, перелистнув три страницы в учебнике, он будет понимать, о чем идет речь.

– А школа с углубленным изучением может себе позволить вариации на тему?

– Конечно, она и обязана. Углубленное изучение – это ведь не только шесть часов в неделю вместо четырех. Это, прежде всего, углубление содержания.

«Этой осенью в 15 регионах страны учителя русского языка и математики пройдут предметный тест для подтверждения квалификации.»

Все дороги ведут в центр?

– В преддверии нового учебного года министр говорила и том, что нужна централизация, когда директоров школ будет назначать область, она же будет контролировать выбор образовательных программ. Как вы к этому относитесь?

– Я думаю, что это будут такие же изменения, какие произошли в здравоохранении, социальной политике. Ольга Юрьевна ссылается на опыт Самарской области. Будет не муниципальное управление образования, а территориальное. Начальник будет назначаться не главой муниципалитета, а региональным министром образования.  

Что касается образовательных программ, то, как я уже сказала, мы их выбираем из перечня, уже допущенных федеральным министерством образования. Мы точно знаем, какие программы реализует каждая образовательная организация в муниципалитете, какие у них учебные планы и каково их наполнение.

Министр говорит, что и финансирование будет прозрачным. Сейчас зарплата педагогов и некоторых работников, не участвующих в педагогическом процессе, финансируется из областного бюджета. Из областного бюджета финансируются питание льготных категорий детей, учебники, пособия, ученическая мебель, компьютеры. Содержание зданий и ремонты – забота муниципалитета. Если учредитель сменится, кто будет финансировать ремонты?

– Это так же, как с ЦГБ. Когда больница перешла под областное подчинение, муниципалитет утратил права на содержание и оснащение.

– Да. При этом у нас самая молодая школа – это девятая. Ей тридцать лет. Остальные школы старые: зданиям 60, 70, 90, 100 лет. В эти школы нужно вкладывать и вкладывать. В последние четыре года местный бюджет выделил большие средства на капитальный ремонт зданий, на антитеррористические мероприятия. А что это значит? Это ограждения, окна. По плану ремонтов в этих школах еще лет на пять, чтобы привести их в более-менее современный вид. То же касается садиков. Мы открыли и отремонтировали 12 детских садов. А остальные, которым по 50-40 лет и в которых тоже требуется ремонт?

Когда финансирование переведут на региональный уровень, я не знаю, как это будет. Я понимаю, что это связано с тем, что есть регионы дотационные, есть доноры. Наш город считается самодостаточным. На какую поддержку региона он сможет рассчитывать? У меня знак вопроса. Есть разные мнения, поживем – увидим.

– Свердловская область пока в этот пилотный проект не попала?

– Нет. Пока осторожно подходим к переменам. Если участвовать в эксперименте, значит, придется менять нормативную базу, чтобы не было противоречий в законодательстве. Прежде всего, 131-й закон (Об общих принципах организации местного самоуправления – прим. ред.), закон об образовании. Сейчас при правительстве работает правовой отдел, который анализирует изменения в законодательстве.

«В 2017 году начали преподавательскую карьеру пять молодых педагогов: учителя начальных классов – в школах №1, №23 и лицее №3 «Альянс», учитель физической культуры – в лицее №7, воспитатель – в детском саду №7.»

Двоечников найдут и обезвредят

– Нововведения этим не заканчиваются. Этой осенью в 15 регионах страны учителя русского языка и математики пройдут предметный тест. Почему хотят проверить знания предмета у учителя?        

– Думаю, это не будет новшеством, никогда ученик в школе не превзойдет в знаниях своего учителя, если педагог обладает высокой квалификацией.  Сейчас разрабатывается такой проект: «Национальная система учительского роста». Эта система предусматривает непрерывный профессиональный рост. Возможно, что грядут изменения в аттестации и программе повышения квалификации.

– Чем отличается нынешняя система аттестации от «учительского роста»?

– Предметное тестирование – пилотный вариант. На сайте министерства уже появилась информация о приеме заявок на предметное тестирование. И там говорится о том, что результаты тестирования не должны вызвать репрессий и наказаний для какого-то региона или муниципалитета. На самом деле проблема низкой квалификации педагогов существует, и для того чтобы определить проблемное поле, выстроить систему повышения квалификации, и предлагают пройти этот тест.

По аналгии: анализируя результаты итоговой аттестации прошлого года, я должна определить, почему у нас «западает» физика. Потому что мало часов, потому что нет интереса к физике или потому что учителя недостаточно квалифицированные? Мы анализируем и в чем причина успеха сдачи экзаменов по русскому языку. Мы повысили квалификацию педагогов или со стороны образовательной организации увеличилось количество проверочных работ, а следовательно, их анализ? Может быть, всероссийские проверочные работы по русскому языку, которые проводятся несколько лет, являются дополнительным стимулом для педагога? А по физике недостаточно проверочных работ?

Предметный тест – это проверка. Если выяснится, что проблемы в базовом образовании учителя, тогда претензии можно предъявить той профессиональной образовательной организации, которая выдала ему диплом. Если другие компетенции, тогда вопросы к институту развития образования, который обеспечивает повышение квалификации учителя. А возможно окажется, что проблемы есть у образовательной организации. Важно определить, в чем причина.

Честно говоря, я против всяких экзаменов в отношении педагога. Но я за то, чтобы можно было задать вопрос той организации, которая выпустила такого специалиста. Идея хорошая, посмотрим, как ее реализуют, ведь учительский рост начинается со студенческой скамьи.   

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

122