Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

20.04.2022 14:23 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Война изменила представление о нормах

Автор: Татьяна Чечвий

Когда из архива редакции исчезла подшивка «Берёзовского рабочего» за 1942 год – неизвестно. К счастью, частично (с марта по декабрь в неполном комплекте) газеты этого периода сохранились в краеведческом отделе Свердловской областной универсальной научной библиотеки имени Белинского. Мы смогли отследить историю нашей городской газеты за 1942 год по этим экземплярам.

Сводки трудовых боев

1942 год страна встречала с хорошим праздничным настроением: враг отброшен от стен Москвы и почти всюду на советско-германском фронте вынужден перейти к обороне. Жизнь в тылу налаживалась, люди, как сказали бы сейчас, адаптировались к новым условиям.

По публикациям в «Берёзовском рабочем» видно, что тревожное напряжение конца 1941 года постепенно отступало. Весной стали появляться материалы, помогающие преодолеть растерянность и направить в нужное русло силы и творческую энергию людей. В подшивке – многочисленные заметки о создании «фронтовых бригад» на всех предприятиях и в организациях города, пропаганда движения «двухсотников» и «трехсотников» (выполняющих плановые задания на 200 и 300 процентов). С новой силой развернулись соцсоревнования между трудовыми коллективами, бригадами, районами (например, Березовский соревновался с Верхне-Пышминским за знамя 3-й Гвардейской дивизии). На страницах БР печатались уже не только сводки Совинформбюро о боях на фронте, но и сводки «трудовых боев» бригад и смен рудников. Смены на шахтах начинались с «летучек», на которых начальники не только распределяли сменное задание, но и проводили читки сообщений с фронта – фотографии с таких собраний публиковались в газете. Так в БР оказались запечатлены начальники смен В. М. Малахеев, Г. А. Антипин, П. А. Мосеев.

Рвались на трудовой фронт ученики ФЗО: стремясь как можно скорее освоить рабочие специальности и приступить к самостоятельной работе, ФЗОшники не просили, а требовали от руководителей рудников обеспечить им условия для прохождения практики. Заголовки заметок 1942 года: «Славные дела шахтеров», «Гвардейцы трудового фронта», «Стахановцы уборки урожая», «Маленькие руки делают большие дела» и т.д. говорят сами за себя.

Каждый трудящийся должен иметь свой огород!

С наступлением весны на страницах газеты стали появляться статьи, касающиеся не только сражений и работы, но и других сфер жизни. «Жители улиц Советской, Пионерской, Горняков и др. г. Березовска ежегодно переносили большие неприятности и от наледей, которыми заливались дома, дворовые постройки, огороды, стога сена и др. Это получалось от истечения воды из Александровского пруда в таком незначительном количестве, что она не могла протекать по руслу реки, а замерзала слоями на поверхности льда. Толщина наледи достигала 2 метров и выше. В 1942 году жители перечисленных улиц будут избавлены от наледей, так как подземная вода, шедшая ранее в пруд из шахты №1, пущена непосредственно в русло реки Березовки ниже пруда», – писал 18 марта в заметке «Угроза затопления домов устранена» гидрогеолог треста «Берёзовзолото» А. Коваль.

А жители Аварийного поселка нуждались в организованном водоснабжении: на месте существующей скважины необходимо было установить водоразборную будку. Они готовы были взять на себя содержание работников будки, если у коммунального отдела нет на это лимита.

«Каждый трудящийся должен иметь свой огород!» – призывала газета с приближением посевного сезона. То, что война предстоит еще долгая, сомнений уже не вызывало, руководители предприятий выделяли рабочим земельные участки под огороды, снабжали семенами. С капустой, репой, огурцами и брюквой было все просто, а вот с картофелем дело обстояло хуже – имелось всего 30 процентов семян, необходимых для посадки. Березовчане добывали посадочный материал всеми способами, нередко и противозаконными.

«Сестры Валентина и Любовь Косых народным судом 1 участка Березовского района были приговорены к 1 году тюремного заключения каждая за то, что с полей Березовского овощного совхоза нарыли 25 мая 7 кг картошки, а 26 мая – 15 кг». Заметка об этом была опубликована в «Берёзовском рабочем» 29 мая, то есть не прошло и трех дней после поимки «преступниц», как дело было заведено, рассмотрено и был вынесен приговор.

В городском саду играет…

Но не хлебом единым жив человек. В клубе им. Кирова возобновились показы фильмов: 14, 15 и 16 марта вниманию зрителей предлагалась кинокартина «Дарико». В разделе объявлений сообщалось об открытии подписки на газеты и журналы «Госпитальное дело», «Медицинская сестра», «Водный транспорт», «Красный спорт» и др.

«Есть ли в Пышминске библиотека-читальня?» – спрашивал со страниц газеты возмущенный Читатель, не имеющий возможности почитать свежие газеты по причине того, что помещение библиотеки было закрыто и 31 марта, и 1 апреля.

В мае клуб имени Кирова готовился к встрече лета. «Заканчивается ремонт летнего театра, расчищается сад. Не достает только проводки. В ближайшее время летний театр начнет работу. Самодеятельность готовит к открытию новую концертную программу – театрализованный монтаж «Тебе – фронт». Сад будет работать ежедневно. На танцевальной площадке будет играть баян, радиола и оркестр. Раз в неделю будет выезжать и давать концерт Свердловская филармония» – писал БР 24 мая 1942 года.

Об отношении к эвакуированным

Сотни предприятий, учреждений и организаций вместе с рабочими и служащими были эвакуированы в тыл, на Урал. Казалось бы, помощь людям, чьи дома оказались захвачены врагом, должна была быть безусловной. На деле оказывалось далеко не так, и приходилось прибегать к жестким мерам убеждения. Например, статья Н. Бабич дает нам возможность узнать, как обстояли дела у эвакуированных в нашем городе.

«Большая часть квартиронанимателей радушно встретила эвакуированных. Предоставили им лучшие комнаты, постельную и кухонную принадлежность. Анна Алексеевна Шестоперова, проживающая по улице 8 Марта в Березовске по-настоящему, как подобает советской патриотке, встретила эвакуированную из Ленинграда жену командира тов. Дижур С. Р. Дала ей дров, выделила часть своей кухонной посуды, сшила ребенку из своих запасов две рубашки и платьице. Когда т. Дижур заболела, Шестоперова ухаживала за ней, как за своей дочерью. Носила воду, варила обед.

Но, к сожалению, не все так относятся к эвакуированным, как т. Шестоперова. Некоторые домовладельцы не поняли того, что эвакуированные вынуждены жить у них не по своему желанию, а по необходимости, вызванной войной. Упорова (ул. Коммуны, 44) издевательски относилась к эвакуированной Попылаевой, имеющей двух малолетних детей, не разрешала топить печку, лишала возможности иметь кипяченую воду. И Попылаева вынуждена была ходить в столовую за кипятком. Однажды обнаглевшая хозяйка избила Попылаеву, и та вынуждена была покинуть эту квартиру и переехать на другую.

Голендухина (ул. Исакова, 19) систематически издевается над эвакуированной из Ленинграда женой добровольца народного ополчения т. Зисман. Не открывает дверей, запрещает топить печку, лишила ее даже единственного ведра, и Зисман вынуждена носить воду в кастрюльке.

Имеется еще ряд фактов издевательского отношения к эвакуированным со стороны домовладельцев, но Горсовет и прокуратура не принимают надлежащих мер по привлечению виновных к ответственности…»

О военных заказах

13 сентября вышла статья В. Пономарева «Дела и люди механического цеха» – о перестройке на военный лад работы мехмастерских рудника (начальник – Петр Иванович Сарафанов): «Контора цеха была превращена в своего рода штаб «по перестройке на военный лад». Тут же стояли кровати. Уставшие от бессонницы люди бросались на них и, вздремнув час-другой, снова шли в цех. За короткое время все оборудование цеха было приспособлено к выпуску новой продукции. В августе был выполнен первый военный заказ. После этого рабочие спрашивали друг друга: «неужели это мы сделали?»… Война изменила представление о нормах. То, что раньше казалось фантастическим, сейчас стало реальной действительностью. Августовский план 1942 года перекрывает в 10 раз августовский план прошлого года…» Статья большая, занимала половину полосы, в ней называлось множество имен, но… ни слова о том, какой именно «военный заказ» выполнялся в механических мастерских.

Срочно требуются швеи

27 сентября в газете появилось объявление: «Срочно требуются швеи в цеху, швеи на дому, вахтеры, подсобные рабочие и ученики токарей. Обращаться по адресу: Аварийный поселок, дом №15. Отдел кадров». А 6 ноября вышла большая статья В. Пономарева «Славные дела коллектива спецмастерских»: «Двухэтажный деревянный дом на углу Аварийного поселка казался печальным и одиноким. В разбитые окна и двери со свистом врывался декабрьский ветер, наметал сугробы рыхлого снега. Однажды утром в этот заброшенный дом вошли 4 человека. Это были: старший мастер закройного цеха Степанов, мастер Теряева, швея Сгибнева и директор мастерских тов. Табачников – руководство будущих пошивочных мастерских Главснаба Наркомата Цветной промышленности. Дом скоро был превращен в культурное предприятие. В светлых и чистых цехах стояло 50 швейных машин, собранных и установленных своими силами. Мастерские получили первый военный заказ на пошивку спецобмундирования для воинов Красной Армии…».

Это было только начало. Помимо пошива спецобмундирования для армии, спецмастерские освоили выпуск сумок и подушечек из обрезков текстиля, изготовление пуговиц, лент для пишущих машинок и копировальной бумаги. Появился и свой механический цех, изготавливающий оборонную продукцию (какую именно – естественно, не уточнялось).

Березовские парадоксы

Появился в «Берёзовском рабочем» новый, безусловно талантливый автор – В. Знаменский. Пока нам не удалось узнать об этом человеке никаких подробностей, но очерки «Девушка в спецовке» (о контролере отдела технического контроля механического цеха Кате Еникеевой), «Простая советская девушка» (о фрезеровщице Авиате Антроповой), вышедшие из-под его пера, привлекают внимание и сегодня. А еще он писал замечательные фельетоны «Березовские парадоксы»:

«Осень вступила в свои законные права. Хмурое осеннее небо щедро поливает березовскую землю потоками дождя. Улицы города утопают в непролазной грязи… Коренные жители города, не впервые встречающие подобную осень, с неподражаемым мужеством преодолевают ее грязные последствия. А наиболее изощренные березовцы умеют, как говорится, сухими выйти из воды. Если, к примеру сказать, гости, преодолев известное расстояние, оказываются по горло в грязи, то березовцы всего лишь по колено…

По Красноармейской улице, утопая по колено в липкой грязи, плетется замученная лошаденка, везущая повозку с газетами. У повозки, против обыкновения, только три колеса.

– Эй, дяденька, колесо потерял, – кричит прохожий возчику. Возчик безнадежно машет рукой. Это прибыла почта…».

Письмо с фронта

В 1942 году одной из самых читаемых, обсуждаемых и ожидаемых всеми березовчанами рубрик газеты стала «Письмо с фронта».

29 мая в этой рубрике опубликовано письмо, рассказывающее о подвиге политрука Петра Степановича Салакаева, за который он был награжден медалью «За отвагу».

В августе БР опубликовал очерк Василия Александровича Леонтьева «В тылу врага» – о боевой жизни партизан, в отряде которых ему довелось провести около месяца, когда его самолет был сбит за линией фронта.

4 октября на первой полосе БР разместил большую информацию о военных успехах березовчанина Бориса Клещева: письмо от командира и комиссара подразделения, в котором он служил, письмо самого младшего сержанта Клещева и комментарий редакции газеты с призывом: «Работать так, как бьет фашистских извергов наш славный земляк-березовец Борис Клещев!».

1942 год закончился трагическим известием с фронта: «Михаил Лагунов погиб за Родину». Выпускник школы №1, ставший кадровым военным, гвардии лейтенант Михаил Лагунов умер от ран – об этом сообщила в письме родителям медсестра госпиталя. «БР» разместил в последнем выпуске 1942 года письмо медсестры Тоси, ответное письмо ей от родителей Михаила и воспоминания учительницы школы №1 Г. Носыревой о его школьных годах.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

7