Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Фарит Набиуллин: «Гора не терпит слабых»

Автор: Елена Воробьева
корреспондент

Гендиректор рудника рассказал о том, как пережить санкции на глубине полкилометра.

В прошедшую пятницу руководитель ООО «Берёзовский рудник» Фарит Набиуллин дал пресс-конференцию для СМИ и рассказал, как работает предприятие в условиях экономических ограничений, озвучил планы и обозначил проекты, которые шахте придется законсервировать на период санкций.

Запланированные также выступления председателя Союза золотопромышленников Урала Александра Ястребкова и заместителя губернатора Свердловской области Дмитрия Ионина не состоялись. Внезапная смена графика – обычный рабочий момент у чиновников. Перед журналистами Фарит Минниахметович ответ держал в одиночку.

Закупщик - Центробанк

– Мы не знаем, что нас ждет дальше, – начал разговор с конкретики Фарит Набиуллин. – До санкций рудник работал с государственными банками, которые реализовывали наш металл на Лондонской бирже. Мы работали с дисконтом 0,06-0,07 от объема реализуемого металла. Сейчас, понимая, что нам нужно жить и работать дальше, несмотря на приостановку сотрудничества с европейскими государствами, рудник решил реализовать запасы имеющегося металла. Неожиданно Центробанк, вместо того чтобы поддержать нас, опустил процентные ставки более чем на 15%.

На прошлой неделе из минпрома на предприятие пришло письмо, которое вселило надежду в руководство. По предложенной схеме рудник будет продолжать реализовывать металл в Центробанк, а он в свою очередь будет осуществлять покупку металла у рудника по фиксированному утреннему курсу доллара на Лондонской бирже. Для предприятия это приемлемые условия, главное, чтобы они не менялись, ведь от них зависит доход, а значит, и рентабельность рудника.

Извлечение - 98%

Сейчас рудник работает на низкой рентабельности. В нашей руде низкопроцентное содержание золота – 1,74 грамма на тонну, и на его добычу тратится большое количество средств. Раньше предприятие оставляло 21% от добытого золота УГМК (когда УГМК была внешним управляющим) за флотацию.

На сегодняшний день отлажена самая выгодная схема извлечения конечного продукта из флотоконцентрата. Сейчас рудник за аффинаж отдает 1,5%, и в течение десяти дней аффинированный слиток приходит на металлический счет, и его можно реализовывать. Эта схема позволила предприятию встать на ноги. Сейчас у предприятия 98% извлечения конечного продукта и руководство продолжает изыскивать резервы в плане экономии.

Что будет с шахтными водами?

Ответственность предприятия перед городом – откачка шахтных вод. Рудник обеспечивает экологическую безопасность города и откачку воды остановить невозможно из-за угрозы подтопления и заболачивания территории города и даже округа.

– Раньше процесс откачки подземных вод на 70% финансировала область, а наши затраты были 30%, – рассказал Набиуллин. – Сейчас все наоборот. За счет увеличения собственного дохода нам пришлось увеличить свою долю участия в содержании оборудования, но с каждым годом процент помощи от области сокращается. Параллельно мы еще занимаемся закладкой пустот. Там, где можно пройти транспортом, по поверхности завозим шахтный грунт и засыпаем образовавшиеся полости или заливаем в пустоты через проложенный трубопровод отработанную воду. Все это производим за свой счет.

Импортного оборудования минимум

Фарит Минниахметович заверил, что все агрегаты иностранного производства вполне заменяемы на отечественные. Импортного оборудования на руднике не так уж и много, и если возникнет необходимость его заменить, проблем с этим не возникнет – в России есть выбор среди возможных поставщиков.

На сегодняшний день насосное оборудование откачивающих шахтные воды установок находится в хорошем состоянии, и на нем можно несколько лет работать спокойно. Насосы все отечественные.

Эксплуатируемые машинные двигатели европейского и китайского производства, и если возникнет нужда в их замене, то можно будет быстро перестроиться на отечественную продукцию.

Чего не хватает шахтам, так это качественного бурового инструмента. В России он, к сожалению, не выпускается, и руководство шахты ищет решение, чтобы изготавливать самим такое оборудование. Рудник сам для себя делает вагонетки, электровозы, клети для спуска. Все это сертифицировано, и предприятие имеет право изготавливать собственное оборудование.

– Есть нюанс по взрывчатке. Один компонент в составе капсулей заряда взрывчатки изготавливается в США. Вопрос его равнозначной замены тоже еще предстоит решать. Раньше, до импорта, ведь был этот компонент, значит, есть российская замена, просто от нее по какой-то причине отказались, – сказал собеседник.

Такая же ситуация с компонентом одного из этапов обогащения – флотации – ксантогинатом, который изготавливают за рубежом. В его отношении так же, как по взрывчатке, руководство изыскивает возможности по покупке отечественного аналога.

Музей требует вложений

На вопрос журналистов о развитии проекта музея природного камня (крокоитового шурфа) руководитель рудника ответил:

– Вчера собирали коллектив и решили, что часть перспективных инвестиционных проектов отложим до тех пор, пока не прояснится экономическая ситуация. Надеюсь, музей крокоитового шурфа все-таки сможем запустить, но если не найдем инвестиций, придется приостановить проект. Сейчас нет возможности сделать безопасный спуск в крокоитовый шурф, на поверхности предполагается строительство. Пока это слишком затратно для рудника.

А что касается промышленного туризма, который в Свердловской области планировали развивать, Фарит Минниахметович отметил, что у рудника таких перспектив нет. Шахты действующие, в них регулярно ведутся взрывные работы, и технику безопасности никто не отменял. Несколько лет руководство боролось с нашествием диггеров. Пришлось провести большую работу с МЧС и с самими диггерами, чтобы пресечь несанкционированные спуски по неучтенным стволам.

Обстановка в коллективе

На вопрос журналистов, как относится коллектив рудника к непростой международной и экономической обстановке, руководитель Берёзовского рудника ответил просто:

– Горные работы – это не пряники перебирать. Здесь слабых духом людей нет. Сейчас сложилась неординарная ситуация в мире и в стране, и каждый человек по-своему на нее реагирует. У рудника экономический фундамент был подготовлен двумя годами пандемии, а теперь эта работа просто продолжается. В настоящее время средний возраст рабочего коллектива 35 лет, численность около 1200 человек. Люди у нас серьезные, атмосфера в коллективе хорошая. В нужных случаях будем находить слова, разговаривать, помогать людям. Гора не терпит слабых.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

41