Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

23.06.2021 17:39 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В деле о навозе суд не нашел новых доказательств

Автор: Ольга Секисова
Корреспондент

Почти год «Берёзовский рабочий» следит за делом «о навозе». Девять месяцев идут разбирательства в суде. На каждом заседании судье Цыпиной приходится перелистывать и перечитывать отнюдь не романтическую прозу в материалах дела. 18 июня в Берёзовском городском суде состоялось очередное слушание по коллективному иску жителей улицы Ленина и переулка Авиационного к соседке, организовавшей в центре города (недалеко от здания администрации) крепкое фермерское хозяйство. Суд рассматривал дело повторно, после обжалования ответчиком заочного решения, и снова вынес то же решение, что и 2 апреля.

«Мы живем на ферме!»

В прошлом году БР рассказывал о неразрешимом конфликте города и деревни в четырех номерах («Город вляпался в деревню», БР №44 от 19.08.2020, «Суд решит, есть ли у мэрии полномочия штрафовать за кучи навоза», БР №51 от 23.09.2020, «Чья бы корова ни мычала», БР №53 от 30.09.2020, «Коровы могут пастись спокойно – как в Индии», БР №62 от 18.11.2020). Мы продолжили следить за развитием конфликта и в этом году.

В хозяйстве Людмилы Лалетиной сейчас 10 взрослых коров, три теленка, 6 свиней и 7 куриц. Все животные и птица размещаются на большом, но не безразмерном земельном участке предпринимательницы. На тех же 15 сотках рядом с коровником и свинарником стоит большой двухэтажный дом. Сама Людмила Николаевна официально статуса фермера не имеет. Более того, личное подсобное хозяйство (ЛПХ) она оформила совсем недавно. Чем также вызвала возмущение соседей: «10 коров. Какое ЛПХ? Самое настоящее фермерское хозяйство!». Личное подсобное хозяйство предполагает производство продуктов для личного потребления на своем приусадебном участке. В законе об ЛПХ есть пробел: в надежде на здравый смысл четко не прописано возможное количество производимого, а здравый смысл, как показывает жизнь, – не для всех критерий.

В то время как предприимчивая женщина растит «мясо», продает навоз, молоко и молочные продукты, живущие рядом круглый год вдыхают «ароматы» животноводческого производства. Летом, по их словам, особенно тяжело: от удушающего запаха нельзя открыть окна, чтобы проветрить жилье, дома атакуют полчища навозных мух, рядом со свиньями всегда есть крысы. «Мы живем на ферме! Запах навоза душит и на улице – поэтому трудно работать на земле, невозможно полноценно жить и отдыхать на своем участке», – говорят истцы. Стадо гоняют на выгул – коровы портят палисадники, оставляют на дорогах лепешки, эти «мины» потом развозят на колесах машины по всему городу.

Не сумев убедить соседку хранить навоз в оборудованном месте, жители написали жалобы в администрацию города, областную и городскую прокуратуру, Россельхознадзор, Роспотребнадзор, департамент ветеринарии, ОМВД, Росреестр.

Перечисляя претензии на жизнь рядом с животноводческой фермой, соседи указали на принципиальные моменты. А именно: фермером не выдержана санитарная зона при содержании животных, что требуется для свинарников и коровников. Юристы сослались на федеральный закон «Об охране атмосферного воздуха», который, как вода и почва, тоже имеет качество. Жители покопались в ветеринарном и санитарном законодательствах и нашли правила хранения навоза, который складируют на твердом покрытии не ближе 40 метров от жилых помещений, обнеся изгородью. Биологические отходы не грузят кучей, а укладывают слоем 30-40 см на влагопоглощающие материалы.

Жители попросили муниципалитет и контролирующие органы принять меры по восстановлению благоприятной окружающей среды на землях ИЖС, находящихся в городской черте. Также жители просили запретить Лалетиной Л. Н. разводить и содержать сельскохозяйственных животных и птиц и складировать на своем участке навоз.

Муниципалитет дистанцировался

Жители писали жалобы во все инстанции, не получив, по их мнению, адекватного ответа, осенью прошлого года сосед Лалетиной обратился в суд. Евгений Туманов подал иск к администрации Берёзовского городского округа, обвинив муниципальную власть в недобросовестном выполнении обязанностей. Основной посыл к органу власти, по словам юриста, был в том, чтобы заставить чиновников обратить внимание на проблему жителей и пробел в законодательстве. Туманов обращался в мэрию с ноября 2018 г. с вопросами о правомерности использования земельного участка фермером Лалетиной. Чтобы подтвердить свои требования к местной власти о том, что необходимо принять регламентирующие нормы на территории БГО по правилам содержания сельскохозяйственных животных, истец подготовил ответчику образцы решений администраций других муниципальных образований.

– О том, что есть охранная защитная зона при содержании животных, никто не упоминает в ответах. На участке складируются твердые бытовые отходы 3-4 класса опасности. При содержании 13 коров санитарная зона – 40 метров от ближайшего дома, – говорил в 2020 году на суде Евгений Туманов.

Юристы администрации сочли иск необоснованным, объяснив это тем, что орган местного самоуправления работает только в пределах своих полномочий. Обязанности регламентировать содержание животных на территории у муниципалитета нет. Такие нормы должны быть приняты на уровне субъекта Российской Федерации, федеральном уровне, а не нижним звеном власти. Что касается содержания сельскохозяйственных животных на территории БГО, то это, по словам юристов, полномочия федерального органа – Россельхознадзора. Суд принял сторону муниципалитета, не удовлетворив исковых требований жителя.

«Может, это ваши крысы!»

«На них не написано, что они с Ленина, 64», – парировала оппонентам 18 июня во время судебного перерыва Людмила Лалетина, когда те отметили, что в округе, после того как ее ферма стала разрастаться, развелись крысы. Узнав, какие претензии ей выдвигают по иску, ответчица сказала, что свое стадо она гонит не по центральной дороге, прогнать коров пастухи стараются быстро, при этом животных отгоняют от обочин и палисадников. Навоз убирают два раза в день, складирует в мешки и вывозят с подворья раз в полтора месяца. «А что касается запаха, то он, конечно, есть, но ведь глаза не ест. Заставить меня бросить дело может только суд», – заявила фермер.

На предложение Тумановых, ее ближайших соседей, заключить мировое соглашение, ответчица категорически отказалась.

Поддерживая свою клиентку, юрист Жанна Гаус сказала судье, что на фотографиях, которые истцы попросили приобщить к делу, не видно нарушений в хранении навоза, что в законодательстве нет четких норм по срокам его вывоза, что экспертизы на наличие удушающего запаха не было проведено (такая экспертиза Роспотребнадзором не проводится – парировали жители), что все животные здоровы и что ни один из государственных органов при проверке не наложил ограничений и запретов на деятельность ее клиентки.

Несмотря на то что истцы передали судье заключение кадастровых инженеров с замерами расстояний от соседних участков до строений на участке Людмилы Лалетиной, Жанна Гаус предложила суду назначить землеустроительную экспертизу, чтобы узнать точные расстояния от коровников до соседских заборов.

Суд обязал фермера передвинуть постройки

18 июня суд заслушал обе стороны. Истцы (супруги Тумановы и соседи, живущие недалеко от Людмилы Лалетиной) повторили свои требования, пояснив судье причину своего недовольства бизнесом соседки: каждая корова дает в сутки 55 кг навоза, от всего стада в день более полутоны получается, этот продукт жизнедеятельности буренок и свиней имеет специфический запах и является опасными отходами (свежий навоз КРС – IV класс опасности).

В качестве третьего лица, заявившего самостоятельные требования, судом был привлечен Россельхознадзор. Государственное контролирующее учреждение еще в конце прошлого года предписало Людмиле Лалетиной организовать на участке площадку для складирования и обеззараживания навоза, обеспечить расстояние от помещений, где содержится скот, до соседнего участка, а если это невозможно, то содержать столько животных, сколько позволяют ветеринарные нормы. Представительница Россельхознадзора, начальник отдела государственного ветеринарного надзора Евгения Косарева, выступая на суде, выразила опасения ведомства в том, что возбудители болезней из жидкой фракции навоза при неправильном хранении могут попадать в почву и сточные воды. У всех в округе скважины – значит, здоровье и благополучие соседей зависят от добросовестности фермера, дала понять чиновница.

Суд по групповому иску жителей улицы Ленина и переулка Авиационного в отношении Людмилы Лалетиной снова вынес то же решение, что и 2 апреля. Судья Екатерина Цыпина приняла решение, как и в прошлый раз, удовлетворить иск жителей не в полном объеме. Итак, что предписал суд ответчице?

Предпринимательницу обязали обеспечить минимальное расстояние: не менее 40 метров от конструкции стены или угла коровника до границы соседних участков. Свинарник должен располагаться как минимум в 30 метрах от границ соседних участков. Фермер должна очистить земельный участок от скопившегося навоза, обустроить современное навозохранилище и содержать только то количество животных, которое возможно исходя из ветеринарных норм и необходимых расстояний от соседних участков. Сделать это необходимо в течение месяца со дня вступления в силу решения суда.

Ответчица заявила, что она будет подавать апелляцию.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

134