Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

02.06.2021 09:53 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Андрей Брусницин: «Репутацию не продать и не купить»

Автор: Ольга Секисова
Корреспондент

Понятия «стартап» в девяностые годы в России не существовало. Это сейчас о начинающих успешных бизнесменах пишут много. Конечно, интересно: несмотря на то что рынок давно поделен и перекроен на несколько раз, какой-то парень или девушка умудряются найти там свою нишу.

В девяностые о нише не думали, задача была другая – выжить и прокормить семью. И многие выстоявшие тогда у прилавков на оптовых рынках десятилетия спустя стали успешными предпринимателями. За примерами далеко ходить не надо: все известные в нашем городе бизнесмены начинали в девяностые именно так. Сейчас, глядя на них, может показаться, что они сошли с обложки глянцевого журнала. А что было у них до джипов и коттеджей? Родился ли кто-то с серебряной ложкой у рта? Лежал ли кто-то на печи в ожидании щучьего веления и своего хотения, а потом неожиданно сорвал джек-пот? Предлагаем сегодня в рубрике «Антиглянец» узнать историю Андрея Брусницина, директора автокомплекса «Берёзовский привоз».

Советский солдат как сувенир

Первые воспоминания детства: барак в Первомайском поселке, откуда первенец в семье Бруснициных пошел в первую школу. «Когда барак расселили, родителям дали квартиру на улице Косых. Во втором и третьем классе я учился в пятой школе. Потом семья переехала в Ключевск (родители там работали), я окончил в поселковой школе восемь классов. К тому времени у меня уже были младший брат с сестрой, мы переехали в частный дом на улице Транспортников в Первомайском поселке», – вспоминает коренной березовчанин.

После восьмого класса подал документы в Уральский политехникум, а перед армией, отучившись четыре года, успел получить диплом техника-металлурга. Среднее специальное образование в Советском Союзе было основательным: студенты год проходили производственную практику на Уральском заводе прецизионных сплавов. Брусницин стоял у прокатного стана в цехе по выпуску микроленты. Серьезной работы практикантам не доверяли, да и после армии вернуться на высокотехнологичное производство не получилось – начало девяностых перевернуло обычный порядок вещей в стране.

Времена были непростые, а вспомнить до сих пор есть что. Одно из самых ярких воспоминаний –

о службе в ГДР. В Западную группу войск Андрей Брусницин попал служить вместе с товарищем, вместо которого хотел пойти в армию. Приятель был круглым отличником, мечтал об институте. В результате в 1989-м обоим пришлось надеть кирзовые сапоги и отдать долг Родине за границей.

Германия переживала крутые перемены: рухнула Берлинская стена. В Потсдаме, где служил наш герой, как грибы после дождя стали появляться дорогие магазины с огромными телевизорами, на улицы вместо традиционных «Трабанов» вырулили «Мерседесы» и «Опели». Советские парни с большим интересом наблюдали за тем, как все быстро меняется в социалистической стране. Да они и сами, сбегавшие в город в самоволку, были почти сувенирами для туристов, хлынувших в объединенную Германию со всей Европы. С нашими солдатиками, обутыми в сапоги с портянками, все хотели сфотографироваться на память.

Из Германии вынесено еще одно воспоминание – об офицерах. Были те, кто пришел в части, после Афганистана, были другие, тыловые, те, кто вывозил из Германии в Союз мебель, технику, машины самолетами. Из-за таких «вещевых» рейсов демобилизованные солдатики по несколько дней ждали вылета на родину, томясь в аэропорту.

Вор должен сидеть в тюрьме

Россия встретила первой денежной реформой и бурлением.

– Пришел из армии, женился, в 1992 году родился первый сын. Было тяжело: непонятно, что делать, где работать. Так себе получалось, а семью надо было содержать. Знакомый предложил пойти в милицию. Я попал сразу на офицерскую должность – старшего оперуполномоченного. Тогда были наставники. Считаю, что мне повезло: у меня был руководителем опытный сотрудник, Разин Юрий Анатольевич. Начальником милиции тогда был Сибирцев Александр Игнатьевич, а уголовным розыском руководил Козлов Владимир Николаевич, опер-профи. Считаю, что тогда в милиции был хороший состав. А времена начинались очень непростые. Помню первое дело. Пропала девочка, искали несколько дней ее убийцу. Когда такие происшествия происходили, уголовка работала круглыми сутками – до раскрытия. Не представляю, как они раскрывали преступления, но они раскрывали. Не так, как сейчас, когда полным-полно хвостов, за которые можно потянуть, а преступления не раскрываются. Ведь работа оперативника не в кабинете, она в общении, как говорят, нюхай и иди по следу, – говорит о работе в милиции наш собеседник.

В лихие девяностые появились не только ларьки со сникерсами и «Амаретто». В этих киосках девчонок-продавщиц поджигали, чтобы ограбить. На улицах с женщин срывали сережки, наркоманы, не стесняясь, сидели на детских площадках. Расцвел рэкет. Грабежи, разбои, кражи были не в кино: милиция принимала по несколько заявлений в день о таких преступлениях.

– Тогда были мощные опера. Вадик Аксентьев, которого все знают, он сейчас строит дома. Саша Коломыц, который сейчас занимается частным сыском. Володя Колесников, Юра Разин – все живы-здоровы, и все работают в частных компаниях, – говорит Андрей Брусницин.

Рассказывая об этой антиглянцевой странице в своей биографии, Брусницин вспомнил, как в отделение приезжал певец Александр Новиков. До этого берёзовская милиция на «стрелке» накрыла несколько машин с козырными номерами. Номера пробили по базе, владельцем машин оказался известный певец и исполнитель. Было разбирательство, все выяснили. А Новиков подарил тогда всем кассеты с записями своих песен.

Подоспела чеченская кампания, в милиции начали задерживать зарплату. Друзья ушли на оптовый рынок работать. Снялся с якоря и Брусницин, отработав в милиции три с половиной года. Лейтенант встал к прилавку на Кировском оптовом рынке. Продавали все: газировку, туалетную бумагу, еще какой-то ширпотреб. Дело шло. Потом долгое время торговал велосипедами. Семью содержал, на жизнь хватало.

Машины с чистой историей

Дальше в биографии начинается почти глянцевая страница, правда, в ней тоже есть шершавая сторона. Работать на Берёзовском привозе начал в 2008 году. Там пережил уже как бизнесмен несколько экономических кризисов и 2009 год, когда рынок просто встал и продажи сошли к нулю на какое-то время. Потом 2014, когда рубль рухнул. Да и сейчас времена не блестящие: если раньше (до 2015 года) на площадке стояло около 1400 машин, то сейчас порядка 500.

Собеседник уверен, что в любом бизнесе пришло время заботиться о репутации.

– Подержанные машины сейчас – чистый бизнес?

– Абсолютно. Сейчас любой автомобиль можно проверить в интернете с помощью различных сервисов. Сами сделки проводить стало более безопасно, у нас клиенты в комфортных условиях оформляют договор, в кассовом узле пересчитывают и проверяют деньги. И такие услуги сегодня предоставляем не только мы. Но в регионе бывали такие случаи, когда «схлапывались» целые, хотя и небольшие, автосалоны и клиенты оставались без денег и без машин. Хорошо, что такие случаи происходили не на нашей площадке, но на бизнес в целом такие случаи влияют отрицательно. Поэтому мы на «Берёзовском привозе» относимся к репутации очень трепетно.

– Автокомплекс сдает площади в аренду. Есть арендаторы, которые портят общую картину?

– Да, бывают и такие случаи, но ещё больше общую картину на автомобильном рынке портят серые дилеры. Они составляют договоры таким образом, что навешивают на покупателей различные дополнительные услуги, и в итоге клиенты покупают недорогие бюджетные автомобили за большие деньги. Недолгое время был и у нас такой арендатор. Но когда мы поняли, что он работает нечестно, то без промедления с ним расстались. И сейчас подобные продавцы просятся к нам, предлагают хорошие деньги, чтобы вернуться обратно, но мы не идем на это. Потому что не надо никаких денег – репутация гораздо дороже. Ее очень долго восстанавливать. У нас много арендаторов. Но как бы они ни назывались, все равно будут говорить, что это «Березовский привоз».

– Проверяете арендаторов на старте?

– Проверяем. Разговариваем, говорим о наших правилах. И в последнее время негатива от наших клиентов стало значительно меньше. Сейчас кризис, продажи упали, чувствуется конкуренция. Многие дилеры поняли, что продажа подержанных авто – дополнительный заработок. Люди дилеру верят больше, чем обычному продавцу. Ему не нужно доказывать, что он белый и пушистый. Поэтому мы всегда старались придерживаться правил, которые используют в своей работе официальные дилеры. Сейчас в ещё большей степени.

Мы не обманываем. У нас все открыто: если есть цена, она такая и есть, какая написана в объявлениях, если есть кредит, то он такой и есть – условия прозрачны. Если в кредите на автомобиль обязательным условием является страхование, мы обязательно говорим об этом клиенту, и он вправе отказаться. Те автомобили, которые продаем, проходят диагностику. На выкупленные нами автомобили мы обязательно составляем диагностическую карту, где указаны все технические недостатки и преимущества, состояние кузова, агрегатов.

– Реально авторынку обрести статус дилера?

– Да, есть понимание, что авторынок как форма продажи автомобиля с пробегом себя изживает. Но мы в своей работе всегда придерживались дилерских стандартов. Сегодня нам стало делать это ещё проще, ведь сейчас ГК «Берёзовский Привоз» является официальным дилером уже нескольких брендов, и список их в будущем пополнится.

Дилерский центр автомобилей с пробегом – ближайшая перспектива развития. Пока авторынок остается. Думаю, что лет пять этот формат еще будет работать. Хотя если посмотреть на Америку или Европу, там неофициальных точек продаж на рынке до сей поры много.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

5