Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

20.05.2021 17:04 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Ушибы и ожоги лучше лечить у врача

Автор: Ольга Секисова
Корреспондент

Вопрос выбора профессии перед Павлом Гулаковым ребром не стоял никогда: только медицина. Благо, что примеров перед глазами у юноши было достаточно. Судьбу с медициной навсегда связали не только мать и отец, белые халаты носили тети и дяди и две двоюродные сестры.

– К окончанию школы надо знать, кем ты хочешь быть. Метаться некогда. Когда я поступал в академию, знал, что буду травматологом. За шесть лет учебы я свой выбор не изменил: отец был травматологом, и я стал травматологом, – говорит Павел Александрович.

Пытливый мальчик с детства приходил к отцу в больницу, сначала просто смотрел, потом стал помогать, а студентом второго курса, как он говорит, уже начал волонтерить. Подрабатывал санитаром в морге: где, как не там, можно «увидеть человека». В 36-й больнице, где тогда работал Гулаков-старший, будущему хирургу-травматологу доверяли наложить гипс, зашить рану, а со временем доверили и скелетное вытяжение. А как иначе? Профессия врача не предполагает ношения розовых очков. Нормальный доктор, считает собеседник, после шестого курса должен не только знать теорию, но и обладать какими-то навыками. А выбранная специализация позволяет много делать руками, быстро облегчать страдания.

Получив диплом, в 2003-м начал работать травматологом в 36-й горбольнице. В Берёзовскую центральную городскую больницу в 2007 году пришел сначала как дежкурант, а с марта 2008-го ЦГБ стала постоянным местом работы оперирующего хирурга-травматолога. В профессии уже 18 лет. Хотя если считать волонтерство, то можно приплюсовать еще пять лет к медицинскому стажу. Рассказывая о работе, Александр Павлович вспоминает, как в 36-й больнице, где начинал карьеру, бывали горячие дни, когда в операционную заходили вечером и выходили утром:

– Несколько операций шли подряд, скорая привозила больных, и врачи не успевали разуваться. А сейчас у нас (в ЦГБ – прим. авт) одна-две операции в день.

– Павел Александрович года полтора назад в бригаде наших хирургов оперировал пациента с ножевым ранением сердца. Тогда удалось спасти молодого парня, это большая удача – с такими ранениями выживает мало пациентов, – говорит о своем сотруднике заведующий отделением Алексей Николаевич Хворов.

Лето – время садово-огородного и детского травматизма. В это время в приемный покой идет нескончаемый поток самокатчиков и велосипедистов, садоводов и умельцев-столяров с порезами, ушибами, ожогами. Работающие «на земле» врачи убедительно просят таких пациентов не лечить травмы самостоятельно: ожог или рваная рана требуют квалифицированной помощи. Также эскулапы просят не вытягивать самостоятельно присосавшегося клеща, а лучше – делать прививки, тогда и волноваться лишний раз не придется.

Летние выходные и праздничные дни преподносят еще и особые «сюрпризы» медикам: в больницу привозят жертв драк и ножевых ранений. Пьяные пациенты – особая примета лета. Из-за распоясавшихся ухарей, которых летом становится намного больше, чем зимой, впору открывать в приемном покое пост Росгвардии: народ ведет себя по-хамски. Терпение медиков испытывают за смену 50-60 таких пациентов. «Раньше такого не было», – констатируют врачи.

У хирургов-травматологов в муниципальной больнице в отличие от коллег в Екатеринбурге более широкий спектр обязанностей. У них не только скелет, кости и связочный аппарат, но и черепно-мозговые травмы. И диагноз «сотрясение мозга», который в специализированных клиниках ставят нейрохирурги, у нас ставят травматологи. Что касается высокотехнологичных операций, то при переломах травматологи ЦГБ могут заменить тазобедренные суставы, плановая же замена этих суставов, согласно «дорожной карте», принятой министерством здравоохранения, делается в других медицинских учреждениях – более высокого статуса.

Обыватель, прочитав название инструментов травматолога, может хмыкнуть. Пилы, крючки сухожильные, костодержатели, кусачки костные, спица для скелетного вытяжения – в одних руках эти инструменты могут быть орудием пыток, в других – средствами исцеления от страданий. «Мы те же слесари и плотники, – шутят травматологи, говоря о своей профессии, – сверлим, склеиваем, сшиваем. Только материал другой». Ну а если серьезно, работа травматолога, не в обиду будь сказано, конечно, намного сложнее работы слесаря и плотника. Поэтому, видимо, День травматолога выделен особо: его отмечают 20 мая.

Что, кроме пьяных дебошей и недостатка крутого оборудования, каким могут похвастать коллеги в областном центре, огорчает наших травматологов накануне профессионального праздника? Отток кадров. Получив образование и начав работать, молодые специалисты уходят из профессии. Причина, по мнению врачей, в изменении общей концепции: если раньше в больнице оказывали помощь, то теперь – услугу, которая в представлении некоторых пациентов нисколько не отличается от услуги банка или такси…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

4