Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

15.12.2021 15:31 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Московские гости рассказали о другой жизни.

Автор: Ольга Секисова
Корреспондент

фото Веры Гурьевой

Открывшаяся 12 ноября после грандиозного ремонта Центральная городская библиотека сразу взяла высокий старт. Первой гостьей ее литературного клуба была известная современная писательница Марина Степнова. На прошлой неделе эстафету продолжили не менее именитые гости. В среду, 8 декабря, свою книгу об истории Свердловского рок-клуба березовчанам в стенах библиотеки представлял лидер группы «Собаки Качалова» Макс Ильин, а в пятницу, 10 декабря, знакомила читателей со своими новыми книгами уральская писательница Анна Матвеева. Бывшие екатеринбуржцы, и Максим, и Анна сейчас живут в Москве, но не теряют связи с родным городом.

"Моя книга может многим не понравиться"

Сразу без обиняков заявил берёзовской публике Максим Ильин о своей книге «Глядя на дым». К слову, у группы есть лирическая песня с тем же названием. Несмотря на то что это книга воспоминаний и впечатлений о встречах и событиях, времени от «магнитофонного рока» до наших дней, ее нельзя причислить к мемуарам – в ней нет и намека на пафос. «Это рассказы о детстве, юности, первых концертах, фестивалях, записях, встречах с интересными людьми, съёмках и гастролях от Балтики до Тихого океана», – написал автор на своей странице ВКонтакте.

Ильин оказался превосходным рассказчиком и прочитал по памяти, мастерски разыграв по ролям, несколько коротких глав из своего труда. Когда-то самый молодой участник Свердловского рок-клуба вспомнил с юмором время становления рок-музыки в СССР в 80-е и 90-е годы. Перелистав вместе со зрителями фотографии, вошедшие в книгу, музыкант исполнил три песни, аккомпанируя себе на гитаре. В общем, публика почувствовала себя на концерте.

В России сейчас нет рок-музыки

Прощаясь, Макс Ильин ответил на вопросы «Берёзовского рабочего».

– Можете назвать три молодые рок-группы, за которые вам не стыдно? Может быть, уральские. Или российские.

– Дело в том, что на данный момент в России нет рок-музыки, поэтому я не могу назвать ни уральские, ни российские группы. То есть многие люди, которые сейчас занимаются музыкой в России, путают свою профессию с профессией официантов. Не все, но многие. Я сейчас слушаю западную музыку, которая не претерпевала таких социальных катаклизмов, которые претерпела музыка в России.

– Почему называющие себя рок-музыкантами сейчас так любят каверы? Перепевать чужое, созданное кем-то, проще, чем писать самому?

– Это не рок-музыканты. В основном, как я уже сказал, это люди, которые путают профессию официанта с рок-музыкантом.

– Жестко... Но рок-то возродится?

– А он и не болел. То, что его нет в нашей стране, не значит, что нет людей, которые слушают эту музыку. Просто их не видно и не слышно. На самом деле ничего нового не происходит: это уже было. Есть монополия на медийность, тему потребительства. Творцы не нужны, сейчас нужны покупатели. Сегодня такой социальный заказ. И это происходит не первый раз. Это даст потом новый толчок рок-музыке. Я не вижу в этом ничего трагического. И исполнение каверов, к слову, тоже может быть хорошей школой.

– Пусть каверы – школа, а свое-то когда будет?

– Ну если людям нечего сказать. Если они хотят обслуживать, а не играть по велению сердца, «своего» не будет, потому что его нет. Но это тоже было – в 70-е годы в Советском Союзе. Сегодня это исторический момент, который мы застали.

– Считаете ли вы, что в западном роке первична мелодия, а у нас упор на тексты?

– Это не имеет отношения ни к Западу, ни к Востоку. Объяснение в религиозных обрядах: в католической церкви люди слушали орган, а в православной – хор. Это не имеет отношения к современным тенденциям. Рок-музыка существовала всегда, и всегда существовали такие персонажи, как Франсуа Вийон и Франсуа Рабле. Их приходили арестовывать, но у них были покровители уровня кардиналов, которые спасали бунтарей.

– Рок заставляет больше думать и что-то менять в жизни? Или, послушав его, человек может впасть в депрессию, ему захочется напиться, застрелиться...

– Я вот пока не напился и не застрелился. Это не имеет отношения к какому-то жанру популярной музыки. В индийской традиции разделяли музыку на четыре ступени: высшая – духовная музыка, на втором месте идет классика, на третьем джазовая музыка как музыка, предполагающая наличие импровизаций. На четвертой ступени находится вся остальная музыка, и рок-музыка – один из популярных жанров низшей музыки, но так как он включает в себя триединство (музыка, текст и личность – образ исполнителя), поэтому в XX веке рок смог достичь феноменальных результатов. И как только одна из этих составляющих утрачивается в пользу угодничества, рок-музыка престает существовать –

слушатели чувствуют фальшь.

– Кого вы слушаете?

– Я слушаю многих исполнителей. Мне очень нравится Янка Дягилева – замечательная поэтесса, наследница Серебряного века русской поэтической школы и американской андеграундной музыки, трагически погибшая в 91-м. Мне нравится группа «Выход», Аня Герасимова, Миша Башаков, Майк Науменко – один из лучших переводчиков русской музыки. Все наши рок-группы известные и являются франшизой, это не оригинальные группы. В этом нет ничего предосудительного, на мой взгляд. Мне нравится образованность той же Янки Дягилевой, Михаила Васильевича Науменко, Александра Башлачёва, которого я слушать не могу, но мне нравятся его тексты. Как автор текстов он интереснее, чем музыкант. То есть среда сформирована, и каждый сам для себя выбирает: кому-то нравятся комиксы, а кому-то литература. Я не беру на себя ответственности кому-то что-то рекомендовать. Ищите да обрящете – сейчас все музыкальные библиотеки мира открыты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

35