Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

17.05.2019 16:37 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ. Как Лев Тарасов вытащил бабушку из болота

Автор: Лилия ЯНЧУРИНА
корреспондент

Дождь, с утра затихший было, стал накрапывать все сильней. Маргарита Петровна достала припасенный дождевик, и капли шумно застучали по непромокаемой ткани, мешая расслышать звуки машин. Доносились лишь ухающие звуки забиваемых свай, и она повернула в ту сторону. Женщина шла по лесу уже несколько часов, нещадно ругая себя: договаривались с дочерью прогуляться в субботу 15 сентября, но та утром отзвонилась, мол, по такой сырой погоде что-то не хочется променада, и тебе, мама, не советую. Но Маргарита Петровна, выждав, когда появится солнышко, села в «сарапульский» автобус, вышла на знакомой остановке «91 километр» и отправилась подышать воздухом в лес...

Леса Маргарита Дроздова нисколько не боялась, знала его и любила: с пяти лет мама водила по ягоды: отец умер рано, и вдове пришлось одной поднимать пятерых ребятишек, кабы не лес-кормилец, не выжили бы. Мама с первой партией «землянки» отправлялась пешком в Свердловск, чтобы продать ее и выручить немного денег. А Маргарита с братьями и сестрами шагали обратно собирать ягоду уже себя на обед да на варенье. В холод носили сучья и топили ими печку большого дома, что стоял на улице Трудовой, теперь Варлакова. Правда, там до лесу надо было идти далеко – через поля, засеянные пшеницей и рожью, которые маленькой Маргарите казались почти морем.

Спустя годы Дроздова, инженер отдела материального снабжения УЗПС, получит от завода квартиру в девятиэтажке в Советском микрорайоне. Отсюда она станет нагуливать километры уже в шиловском и сарапульском лесах. Два года назад не смогла туда выбраться, так они потом всю зиму снились, маня красной ягодой и спрятавшимися в хвое груздями.

Маргарита Петровна оглянулась: все до этого момента было знакомым – шоссейная дорога, небольшое, уже высохшее болотишко, однако такого густого соснового бора и высоченной крапивы, огненно обжигающей аж лицо, не припоминала. Но вот деревья расступились, стало светло, и, забравшись на пригорок, 79-летняя усталая путница увидела дома: слава Богу, люди, выдохнула она и спустилась вниз.

Коттеджи стояли – рукой подать, но от них отделяли наваленные сосны и густые кустарники. Под ногами злобно захлюпало болото. Ступила шаг – кочки предательски закачались, а глаз никак не находил маломальской тропинки. Через какое-то время мозг просигналил: на землю скоро падет вечер, до утра не выживешь.

– Спасите! Помогите!

То ли увидела, то ли почувствовала какое-то движение за забором, но никто не появлялся. И тут вспомнила: свисток! Когда-то Дроздовой подарили в шутку милицейский свисток, который она всегда клала в карман, отправляясь в лес. Раз свистнула, второй. «Не слышат! – ужаснулась несчастная и стала просить Бога: ты меня решил наказать, наверное, есть за что, но отсрочь смерть, ведь мне надо двоих малолетних правнуков помочь вырастить, мать их умерла от болезни. Накажи меня, но только не сейчас! Подняла мокрое от дождя и слез лицо и увидела стоящего вдали на небольшой возвышенности ладного, крепкого молодого человека. Богатырь, не к месту и не ко времени мелькнула нелепая мысль.

– Как вы сюда попали? Здесь никто из местных не ходит!

– Заплутала, – собрав силы, негромко проговорила Маргарита Петровна.

Но «богатырь» услышал, кивнул головой и ободряюще крикнул:

– Попробую к вам добраться!

Болото тихо, да лихо

Лев Тарасов, первокурсник Уральского государственного аграрного университета, субботним вечером сидел за столом и прилежно читал учебник. Он не видел себя педагогом, как мама, а всегда хотел быть доктором, как отец Артем Николаевич. Повзрослев, решил, что тоже будет лечить и спасать, но самых беззащитных и беспомощных, то есть животных. Рядом с будущим ветеринаром разлегся в полудреме кот, чтобы в подходящий момент запрыгнуть на колени хозяина и подставить спинку. В приоткрытое окно просачивался по-осеннему прохладный воздух, и вдруг Лев ясно услышал свисток и подумал: какой неприятно резкий звук у этой детской свистульки. Свист повторился и следом: «Помогите!». Или это ему почудилось? Выглянул в окно: никого, но крик шел со стороны болотины. Ассоциативно с детским свистком возникла мысль: если там ребенок, то он пропадет! А руки уже натягивали куртку, плотные джинсы, кроссовки не подойдут, надо обувать берцы – их высокие голенища помогут пройти по воде. Стал спускаться со второго этажа, а навстречу поднимается мама.

– Сынок, там кто-то просит о помощи, надо сходить посмотреть, – быстро проговорила Елена Александровна.

– Уже! – и Лев выбежал из дома.

Их коттедж стоит на одной из последних улиц Шишкино. Добежав до забора, парень увидел людей из соседних домов, вышедших на крик. На разговоры времени не было, и он двинулся в сторону речки Черемшанки, на которой хозяйничали бобры, своей плотиной перегородившие проток. Вода застоялась и превратилась в болото. Лев думал, что сейчас покажет человеку дорогу, тот по кочкам сам доберется до границы строений. Но тут выяснилось, что сначала ему самому надо пробраться до нужного места сквозь высокую траву, подсохший борщевик, нагло оккупировавший окрестности поселка, и гнилые бревна, преодолеть воду. Быстро подойти к пожилой женщине, стоящей за плотиной и держащейся изо всех сил за дерево, не получалось.

– Наконец, я оказался вблизи бабушки, спросил, что случилось, она сообщила, мол, заблудилась и сразу принялась горячо благодарить меня за спасение. Понимая ее состояние, стал успокаивать: не отчаивайтесь, я вас не оставлю, обязательно вытащу.

Но дорога домой в несколько десятков метров оказалась коварной. Поскольку вода в Черемшанке Льву с его ростом 1,85 была по грудь, то выводить полутораметровую Маргариту Петровну здесь он не решился. Попытался провести ее по бобровой дорожке – сучьям, которые грызуны выкладывают осенью, чтобы, когда те в холода подмерзнут и схватятся, по ним перебегать через покрытую льдом речку. Но ветки тотчас разошлись под ногами Маргариты Петровны. Попытались пройти вперед, потом, походив вокруг, вернулись к болоту с грязной, зеленой водой. Надо возвращаться в том же направлении, что я пришел, решил Тарасов, и повел женщину, держа ее крепко за руку, по воде.

– Не помню, кажется, я обхватила Льва, сначала вода была ему по пояс, потом по грудь, дна я не чувствовала – плыла. А под ногами парня был засасывающий ил. Двигались медленно, казалось, суша совсем не приближается.

Болотце, речка, снова трясинное болотце, шаг за шагом, метр за метром, минута за минутой. Все, слава Богу, берег. Зрители, увидев парочку, ступившую на твердую землю, стали расходиться по домам: прошло целых полчаса, смотреть больше было не на что.

Лев стал уговаривать Маргариту Петровну зайти в дом, где ждала мама, умыться, но та наотрез отказалась – мокрая, грязная, но пуще всего расстраивалась, что парень был весь в болотной жиже: «Ох, заругают его из-за меня родители…». Лев посмотрел: отец еще не приехал, бросился к соседу – у того машина оказалась в ремонте, хотел вызвать такси, но Маргарита Петровна наотрез отказалась: «Позвоню сейчас мужу, он заберет с остановки». И все же поймал машину и попросил водителя подбросить пассажирку до автобусного комплекса. Однако там, как назло, телефон не ловил. Дроздова села на скамейку, вылила из сапог воду, у случайных прохожих узнала, что автобус будет лишь через час. Стала голосовать на обочине дороги, но никто из десятков проезжающих не притормозил. Наконец, пришел автобус, а в Шиловке появилась связь.

– Нагулялась, – сердито ворчал уже потерявший жену Николай и в течение шести часов доливал в ванну для нее горячую воду.

Но Маргарита Петровна все же заболела – зубы стучали, поднялась температура, потом, кроме простудных хворей, прихватило сердце. Через два месяца встала на ноги и принялась искать своего спасителя. В паспортном столе полиции информацию не дали, зато нашла телефон мамы Льва. Звонила по нему несколько недель – безуспешно, все молчал, потом выяснилось, одна цифра не та. Наконец, в руках оказался правильный номер.

– Я ведь тогда в шоке была, адреса не запомнила, фамилию не узнала, спросила только имя и призналась, что денег с собой, чтобы отблагодарить, нет. Но Лев рассердился на это. А я второе рождение получила, но жить хочется не для себя, а ради своих двоих детей, двух внуков и четырех правнуков, – откровенно делится читательница.

…Лев, отмывшись, спустился к ужину. Поведал маме и отцу о происшествии, те одобрили сына, трехлетняя сестренка, хоть и не понимала, что за история случилась с братом, была рада, что его хвалят. Доволен был и кот – молодой хозяин вернулся и, наконец, обратил на него внимание: он ведь такой добрый. А больше Лев Тарасов никому и не рассказал о сентябрьском приключении: «Никакого же геройства не было...».

Лев Тарасов (в центре) со студенческими друзьями

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

308