Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

24.08.2018 12:30 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ЕЛЕНА ТУМАНОВА: «Либо найди дорогу, либо проложи ее сам»

Автор: Ксения ТИМИНА, Сергей СТУКОВ

После общения с ней остается ощущение спокойствия и, наверное, так могла бы выглядеть гармония, если бы приняла человеческое обличье. Природное очарование, плавность в движениях, мягкость в голосе плюс ответственное отношение к себе и тем, кто вокруг – это про нее. Встречайте, в откровенном интервью «Без стука» расставляем по приоритетам амплуа Елены Тумановой – бизнес-леди, мамы, жены, юриста, общественницы.

ОЧЕНЬ БОЯЛАСЬ ЖИТЬ В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ

– Елена Валерьевна, вы коренной житель Берёзовского или из «понаехавших»? Расскажите о вашей жизни здесь: о личном, трудовом пути в городе Берёзовском.

– Всю жизнь я прожила в Екатеринбурге и никогда не думала, что перееду в маленький город. В какой-то момент обстоятельства сложились так, что мы всей семьей переехали в Берёзовский. Это было почти 11 лет назад. Очень боялась и волновалась, как жить в маленьком городе, где все друг друга знают? Оказалось, что очень просто, и даже какие-то вопросы решаются легче.

– С чем был связан переезд? С покупкой недвижимости?

– Покупка недвижимости была уже следствием. Во время беременности я начала задыхаться в городе. На фоне полного здоровья мне было постоянно душно, тяжело дышать. А с приездом на выходные в Берёзовский к друзьям или на природу – сразу становилось хорошо. Друзей у нас уже на тот момент в Берёзовском было много, со всеми до сих пор общаемся. Именно благодаря тому, что было много хороших людей рядом, период адаптации в городе прошел очень легко. Мы купили обычный деревянный дом, полностью его благоустроили. Друзьям, которые спрашивали, как устроились, я говорила, что дом у нас как обычная квартира, но с балконом в 10 соток.

– У вас двое детей?

– Да, мальчик и девочка. Была интересная история как мы назвали детей. Как только я сообщила мужу, что у нас скоро будет ребенок, он сразу сказал – «Ждем Ивана». Я спрашиваю, почему ты так уверен, что будет мальчик? А он не сомневался, что будет сын. Когда узнали, что ждем второго ребенка и что это будет девочка, имя сестре уже придумал старший брат.

– Семьей переехали, а бизнес уже был?

– На тот момент бизнеса здесь не было. До переезда в Екатеринбурге я была наемным сотрудником – юристом в приемной депутата Государственной Думы. Руководитель – интересный человек, стратег, тактик, очень многому удалось у него научиться. Я вела юридические вопросы Центра защиты прав пациентов.

– Образование у вас медицинское?

– С красным дипломом я закончила медицинское училище. Большой опыт получила в Роспотребнадзоре, где работала сначала в городском отделе, потом перешла в областной. А так как еще со школы хотела заниматься юридической деятельностью, вскоре закончила юридическую академию и пошла работать по специальности. Можно сказать, что в медицину я попала случайно.

– Почему? Сейчас получается, что совсем неслучайно…

– После школы, именно в один единственный год, юридическая академия проводила эксперимент и одним из вступительных экзаменов сделала физику, объявив об этом за полгода. Я поняла, что не готова и пришлось пойти иным путем.

– У вас в семье медиков нет?

– Нет.

– Дочь, сын не стремятся стать врачами?

– Не вижу пока у них такого желания.

– Когда в Берёзовский переехали, чем стали заниматься после декрета?

– Сложность с садиками тогда была страшная. Единственная возможность попасть ребенку, который очень хотел коллектива, в садик, это маме устроиться туда работать. Тогда была такая льгота. Так как образование все-таки медицинское, меня взяли на полставки медицинской сестрой. Занималась вопросами, которые мне были знакомы, – гигиеной питания. Контролировала работу пищеблока в 39-м детском саду. Проработала там три года. Этот период был для меня очень важен. Именно в это время мне повезло познакомиться со многими интересными людьми – это Жигальская Надежда Михайловна, Леушина Людмила Николаевна, Стародубец Андрей Николаевич. На тот момент они состояли в общественных организациях, и нам по ряду вопросов приходилось с ними взаимодействовать. Не знаю, помните вы или нет, тогда были сложности с питанием детей. Пытались организовать питание по типу комбината, но эта идея не была реализована. Таким образом в моей жизни появилась общественная деятельность – Родительский комитет, общественный совет при ОМВД, а потом Общественная палата. В настоящий момент я заместитель председателя Общественной палаты Берёзовского городского округа.

С ВЛАСТЬЮ БЕРЁЗОВСКОГО МОЖНО РАБОТАТЬ КОНСТРУКТИВНО

– Что для вас общественная деятельность? Помогать людям, амбиции, влияние, власть?

– Да нет, не амбиции. В моем понимании общественные организации не просто нужны, у них большой потенциал, и если работу в них организовать надлежащим образом, если правильно взаимодействовать с государственными, муниципальными структурами и населением, эффект будет просто замечательным. Они, например, доводят до сведения власти нужды и чаяния людей, осуществляют общественный контроль за деятельностью правоохранительных органов и содействуют активному участию населения в политической жизни на местном уровне, решают проблемы культуры, окружающей среды и здравоохранения. Они обеспечивают анализ и экспертную оценку политических проблем, действуют в качестве механизма «раннего оповещения». Общественное мнение не формируется само собой, а является продуктом этой деятельности. Это та прослойка, та «подушка», буфер, который возникает между властью и населением. В любом городе есть моменты, когда власть в какой-то момент не слышит людей. И именно общественные организации имеют возможность донести до власти то, что необходимо людям.

– А вам не кажется, что власть очень сильно заинтересована в общественных организациях? Ведь общественники многое делают за власть.

– Есть и такой момент. Если говорить в отношении организаций в нашем городе – может быть, это и неплохо. Но бывают иные ситуации, когда власть использует общественные организации для легитимизации своих решений. Но это точно не про наш город.

– У нас нормальная власть в городе?

– С властью Берёзовского можно работать конструктивно.

– Какие организации в Берёзовском работают должным образом, а какие нет?

– Мне сложно оценивать работу общественных организаций, каждый работает в своей сфере по-своему. Мне нравилось и нравится, как работает фонд «Благо». Их деятельность видна и понятна. Экологическая организация, которая базируется в «Берёзовском рабочем». Экология – это сегодня действительно важно. Мы недавно стали в наших медицинских центрах собирать старые батарейки. Я, честно говоря, не думала, что это станет таким популярным. Люди приходят с целыми мешочками, и емкость для сбора наполняется достаточно быстро! Люди готовы это делать. Как во многом, людям важно показать – как и где, создать условия и дело будет двигаться.

– Во власть вы никогда не хотели?

– Нет, не хотела.

– А почему, возможностей там больше, чем у общественников?

– К своему возрасту я для себя определилась. У меня несколько иные цели и задачи в жизни. У меня достаточно жизненного опыта, чтобы прийти к такому решению – мне не нужно во власть. Я буду делать все, что необходимо на том уровне и в той сфере деятельности, где мне понятно и комфортно. И, кажется, я неплохо справляюсь.

ИДЕЯ БИЗНЕСА ВОЗНИКЛА ИЗ ЖИЗНИ

– Давайте вернемся к бизнесу. Как решили открыть клинику?

– Переехав сюда 10 лет назад, имея старшего ребенка с ограниченными возможностями здоровья, попав с ним в нашу городскую больницу, столкнулась с тем, что оказать в полном объеме медицинскую помощь, которая нам необходима, здесь не могут. Не потому что не хотят, а потому что не могут. Не хватает возможностей, компетенции. Например, ультразвуковая диагностика, которая нам была показана раз в полгода, была недоступна так же, как ряд узких специалистов. Приходилось ездить в Екатеринбург. Таким образом, идея бизнеса возникла из жизни. Если этого нет – это надо сделать. Меня бабушка воспитывала фразой – «Можно долго говорить, что кругом намусорено, а можно взять веник и подмести». Так и появилась идея открыть клинику, в которой медицинские услуги будут доступны и качественны. С более низкими ценами на ряд услуг, чем в Екатеринбурге. Я считаю, что делом нужно заниматься так, чтобы, идя по улицам, было не стыдно смотреть березовчанам в глаза.

– Сначала появилась первая клиника «Агат-мед» на Гагарина?

– Да, сначала «Агат-мед». А потом уже «Агат». А после – Берёзовская клиника.

– Почему агат?

– Красивый камень, обладающий особыми целебными свойствами.

– Тяжело было открывать клинику?

– На тот момент была только Клиника Института мозга. Процесс подготовки был очень длительным, сложным. Для того чтобы это было понятно, удобно и успешно, нужно было подобрать помещение. Подходящее помещение мы нашли не сразу. Но нам повезло – расположено оно в пешей доступности от поликлиники, от остановок, с достаточными площадями. А дальше – ремонт, доведение до соответствия жестким санитарным требованиям. А когда мощности необходимо было увеличивать из-за большого потока клиентов, появилась вторая клиника в новом жилом микрорайоне.

– А что в отношении поселков округа? Реально в экономических условиях там открыть частную клинику?

– В настоящий момент, если просчитывать рентабельность, то нет.

– После того как открылась ваша клиника, в городе стали открываться и конкуренты: «Доктор Меленцова», «KDL» и так далее. Сложнее стало работать?

– И сложнее, и интереснее. Я, например, предпочитаю называть их не конкурентами, а коллегами. В первую очередь мы – коллеги.

– А к вам они так относятся?

– Пока нам не удалось наладить совместную работу только с Институтом мозга, со всеми остальными мы общаемся, взаимодействуем. С кем-то более успешно, продуктивно. По-разному.

– Елена Валерьевна, как ваш день проходит? С утра проснулись, что сделали? Куда пошли вечером? Как вообще семейный быт устроен?

– Как у всех. С утра семья, дети. Днем работа. Вечером снова дом. Стараемся каждый день собраться всей семьей за ужином.

– А фирменное семейное блюдо? Курица, индейка, блинный торт?

– Мясо, шашлыки, Я всегда сама занимаюсь его приготовлением по своим собственным рецептам.

– Как вы относитесь к пенсионной реформе? Все мы видим, как тему прикрывали чемпионатом мира по футболу…

– Мы все и всё прекрасно понимаем. Непопулярные решения всегда принимаются, когда людям не до этого. Что касается самой реформы. Давайте возьмем для примера женщину в 55 лет, которая сейчас выходит на пенсию. В большинстве случаев – это женщина в расцвете сил. Женщина, которая может и хочет работать, которая понимает, что она нужна и важна в обществе. Почему бы и нет, если она может и готова работать? Старость возникает только в голове человека. Когда человек не считает себя старым – он будет продолжать полноценно жить. Поэтому сказать, что новая пенсионная реформа – это однозначно плохо, я не могу. Другой вопрос – если человек не готов или уже не может по состоянию здоровья работать. А еще есть люди, проживающие в глубинке, для которых пенсия – единственная возможность получения реальных денег на всю семью, так как работы нет… Пенсионная проблема – это так или иначе вопрос о рационализации расходов государства. Но нам предлагают рационализацию не расходов вообще, а лишь социальных расходов. Получается как в анекдоте: папе сократили зарплату, может быть, он будет меньше пить? Нет, деточки, это вы будете меньше есть. Здесь есть еще над чем поработать нашим законодателям в деталях.

– Вот вы говорите, что возраст в голове. На сколько лет сами себя сейчас ощущаете?

– Лет на 28-30.

– Что для вас отдых? Моменты, когда переключаетесь, расслабляетесь?

– В детстве, когда была совсем маленькой, мечтала стать балериной. Все рисунки были с балеринами. Поэтому сегодня мой отдых – это танцы. Был период, когда я ходила во взрослую группу к Ирине Борисовне Пыховой. Но работа по 14 часов в день внесла на какое-то время коррективы, пришлось забросить свое хобби. В этом году я возобновила занятия, но уже в другом направлении – фламенко.

– Вы человек религиозный?

– Нет. Но мы можем отдельно встретиться и поговорить, так как я знаю, вы любите эти вопросы. Моя первая курсовая работа в университете называлась «религия и право». Спустя некоторое время после защиты на «отлично», во время прогулки в парке с ребенком ко мне подошли две женщины. Начинали задавать стандартные вопросы – «а верите ли вы в бога», «умеете ли вы правильно молиться», «а знаете ли вы истинное имя бога, для того чтобы он услышал ваши молитвы» и так далее. Им не повезло. Следующие 15 минут я читала им лекцию о том, что такое религия, как она произошла, и каким образом нужно с ней взаимодействовать. Они долго пытались со мной попрощаться, но я их не отпускала. Надеюсь, это было для них хорошим уроком.

– Вы признаете верховенство только православных, других фундаментальных религий? А что делать с баптистами, кришнаитами, лютеранами? Это сектанты или нет?

– Еще сайентологов вспомните. В моем понимании сектанты – это люди, которые мешают жить другим.

– В принципе вы человек верующий?

– Сложно сказать. Бывает человек воцерковленный, тот, кто ходит в храм, молится, крестится. Это не про меня. Я верю в добро, в то, что есть определенные нормы, принципы и правила поведения, которым нужно соответствовать в общежитии среди людей. Заповеди христианства в полной мере их отражают. Для того чтобы следовать им, не обязательно ходить в церковь и молиться.

МНЕ ВСЁ НРАВИТСЯ В БЕРЁЗОВСКОМ

– За 10 лет город Берёзовский стал родным?

– Более родным, чем Екатеринбург.

– Чего нашему городу не хватает?

– Не знаю, мне все нравится. Знаете, человеку в принципе не так много надо, чтобы чувствовать себя счастливым. Счастье не вокруг нас, а, как и возраст, тоже в голове. Как мы себя ощущаем, так оно и будет. Поэтому можно, конечно, зацикливаться на том, что окна старые и асфальт не очень хороший. Безусловно, это доставляет определенные неудобства, но, наверное, не это главное. Для меня гораздо важнее то, какие люди меня окружают. Город – это люди.

– А почему тогда эти самые люди постоянно что-то критикуют на сайтах, в социальных сетях? Потребительский экстремизм появился… «Постройте мне каток, постелите асфальт, посадите сирень под окном, жить совершенно невозможно»!

– Люди разные. Кто-то привык требовать, а кто-то привык делать.

– Вы с потребительским экстремизмом сталкиваетесь в своих клиниках? Как это проявляется и с чем связано?

– Человеку может не понравиться абсолютно все, и претензии бывают разные. Возможно, завышенное ожидание клиента, непонимание. Форсирование потребительства – это когда в средствах массовой информации пишут о том, что медицина – это услуга. Вообще не понимаю, как можно было назвать медицину услугой. Медицина – это помощь, и это нужно четко понимать. Мы же тушение пожара не приравниваем к услуге?! Или, может, еще так: «Алло, полиция? Окажите мне услугу по поимке вора». Смешно?

– Что будет завтра, Елена Валерьевна? В личной жизни, в общественной, в бизнесе?

– В бизнесе планируем развиваться, двигаться дальше – расширять спектр деятельности, повышать качество услуг, нюансы – коммерческая тайна. В общественной деятельности? Мне повезло, я имела возможность просмотреть все ходатайства кандидатов на премию главы города ко Дню молодежи. Это более 60 человек. Я пришла к выводу, что у нас огромное количество замечательных молодых людей, которые могут и хотят двигать наш город вперед. И мне бы очень хотелось, чтобы эти люди были задействованы в жизни города более полно, чем на сегодняшний момент. Кроме того, у нас есть много небольших общественных организаций, есть сообщества «БизнесКилометр», «Лестница», молодые педагоги, экологи. Если дать этим людям возможность взаимодействовать и делать что-то на благо города – это было бы здорово! В Общественной палате города много всеми уважаемых людей с огромным опытом и знаниями. А сбалансированное сочетание молодости и опыта – это большой шаг вперед.

– Ну и в личной жизни. Третьего ребенка?

– Уделять больше заботы детям. Когда был момент становления бизнеса, им уделялось мало внимания, а им этого очень не хватало. Сейчас стараюсь собирать всю семью чаще вместе – мы едем на природу, в отпуск, даже просто погулять на Тропу здоровья, в парке Победы. Если сын все равно стремится уже к самостоятельности, то младшей дочери всего 11 лет. Она часто повторяет – «мама у меня лучшая подружка!». И мне важно это сохранить. У нас в семье достаточно высокий уровень доверия друг к другу. Мы можем поделиться практически любой проблемой. Примут любым и поймут, со всеми ошибками, недостатками и, конечно, помогут.

– Какой жизненный девиз Елены Тумановой?

– Мне очень повезло – помимо родителей, меня воспитывали две бабушки. Сказать, что это было здорово, наверное, мало. Ребенок, который окружен любовью родителей и двух бабушек, которые объясняют, воспитывают, пытаются накормить этой ужасной манной кашей... Это было счастливое время. Я понимаю, что воспитание закладывается в этом возрасте, до трех-пяти лет. То, что было рассказано и заложено тогда – пожалуй, самое важное. Чем старше я становлюсь, тем чаще вспоминаю те простые истины. Когда-то мне попалась фраза на латыни, которая закрепила заветы моих бабушек. Я не помню, как она звучит исходно, но помню, как переводится – «либо найди дорогу, либо проложи ее сам». Наверное, это основной девиз моей жизни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

237