05.04.2018 13:58 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

История улицы 8 Марта в Берёзовском

Автор: Лилия ЯНЧУРИНА

Улица 8 Марта, как и соседние Кирова и Свободы, начинается с полукружного заворота, а все потому, что застраивались они параллельно Берёзовке, отразив изгиб русла реки. Появилась улица на карте завода за полвека до отмены крепостного права. Ее первым застройщиком был М. П. Мезенцев, каторжанин-крестьянин, осужденный за участие в разгроме помещиков и доросший до смотрителя Ключевской шахты. Вскоре к первенцу прилепились другие домишки. И хотя уже в 1898 году, судя по архивным документам, Мезенцевы среди домовладельцев не значились, улица получила их фамилию. Жили-поживали здесь и Ларины, тоже из каторжан, им уже в советское время принадлежал дом под номером четыре.

Большинство мужчин трудились на шахтах, женщины и подростки – на Калиновском торфянике. И везде зарабатывать копеечку было тяжко: смены – по 19 часов, без выходных и праздников. Народ голодал и не выходил из долгов у местных купцов, что подтверждают документы 1850 года по закупке строений у бедных вдов и сирот. За бесценок тогда на Мезенцева было приобретено 55 домиков для размещения приезжих рекрутов. Те потом от непосильного труда на горных работах пытались спастись бегством, но, как правило, их ловили и жестоко били розгами. Жили на улице также сапожники, колясники, кузнецы.

Мезенцева взяла фамилию Троцкого

Спустя пять лет после Октябрьской революции в заводе решили переименовать старые улицы и присвоить им современные названия. Так Мезенцева стала… Троцкой. Понятное дело, в честь идеолога революционного переворота, родившегося по иронии судьбы 26 октября, а по новому стилю 7 ноября. Но Лев Давидович недолго был в фаворе новой власти, и в 1927-м вместо фамилии «изменщика партии» и оппозиционера улица получает свое третье, весенне-праздничное имя – 8 Марта. Кстати, в архивах Берёзовского отдела ЗАГС сохранились записи о заключении браков с мая 1918 года, и, скажем, в книге, датированной 1921-м, среди адресов женихов и невест значатся и Мезенцева, и Троцкого.

К потомственным жителям улицы отнесем Клевакиных, Клещевых, Лариных, Ческидовых, Чиканцевых, Колгановых, Рябковых, Дементьевых, Гаевых, Шестиперовых, Костиных, Юрьяновых, Полиголовых, Коноваловых, Волковых, Корюковых, Рязановых, Поликарповых.

В годы Гражданской войны ушли воевать в рядах Красной Армии П. Абакумов, Н. Лунев. После окончательного изгнания белых с Урала за восстановление советской власти взялись активистки улицы Кремлева и Мезенцева (опять ухмылка истории). Но большинство людей думало о хлебе насущном, зарабатывая его на торфяниках и шахтах. Надо сказать, что некоторые зажиточные имели свои шахты: они брали участки, горные отводы и содержали их на паях, нанимали работников, платя им гроши. Добытое золото оказывалось прибыльным, но часть маржи доставалась скупщикам. Кузницы содержали Поморцев, Гаев. А сапожные мастерские имели Плешков и Яблонских. Всем был известен небедный Башкиров, заводской староста.

Грамотных улица насчитывала один процент. О высшем и среднем образовании даже речи не было.

Частную торговлю на улице развернул Коньшин, солидный магазин имел Скворцов. Но самым крупным торговцем для того времени оказался Рязанов. Он проживал в доме №27, а рядом в каменном здании располагался его магазин. Впрочем, Рязанов скрытно скупал и золотишко у шахтеров. Его сын Ленька во время колчаковщины стал комендантом завода и отправил на смерть немало борцов за Советскую власть. А еще Рязановы были известны тем, что первыми в округе купили граммофон!

В воспоминаниях березовчан дом №27 всплывает нередко. Как оказывается, там частник открыл животноводческое товарищество, а в 1946-47 гг. здание заняла прокуратура, в 1950-м оно перешло Горкомхозу и здесь устроили квартиры. В шестидесятые годы в доме №27 открылся красный уголок с уличной библиотекой...

Стирали на кулачках и пили «стенопад»

В начале прошлого века жители стирали белье на руках (кулачках), о доске даже не имели понятия, пользовались керосиновыми лампами, коптилками и лучиной. Электричество на заводе появилось с приходом советской власти в 20-х годах. Проводили его сами жители: ставили столбы и тянули провода. Редко встречались в избах стулья: вместо них стояли скамейки вдоль стен, на стенах висели полки и иконы. Диковинкой была в доме швейная машина: одежду шили вручную. Шерсть для рукавиц вытягивали прялками, правда, позже появился так называемый лук с натянутой стрелой, которым били шерсть.

Самая большая достопримечательность улицы вот уже в течение 80 лет – это, конечно, баня, перемывшая несколько поколений березовчан и существующая по сию пору! Ее построили в 1937 году. Пропускная способность бани тогда была до 60 человек в час.

В 30-40 годы бурно развилась старательская золотодобыча, металл оплачивали бонами. Жители улицы 8 Марта Елистратов, Юрьянов, Шестиперов, Чубарков, Рязанов перешли в артели.

В начале пятидесятых на базе бывшего каркавинского дома №74 открылась кооперативная кустарно-промысловая артель «Заря», где пекли хлебобулочные изделия и… разливали вино «Вермут», которое мужики называли стенопадом. В 1957 году артель ликвидировали, а здание отдали Горкомхозу.

В шестидесятые годы прошлого столетия в 125 домах улицы проживали 485 человек. Какими-либо государственными учреждениями, общественными и кооперативными организациями 8 Марта не могла похвастать. Сама улица была не благоустроена. Но потом она, как и весь город, начинает преображаться: вдоль дороги зацвели и заблагоухали липы, рябины, березы, черемуха, яблони, многочисленные цветники. В протекающий через улицу ручей положили трубы, заменившие деревянные мостики. Прежде здесь всегда ощущался дефицит воды, и когда колодцы высыхали, хозяева были вынуждены возить воду на телегах с Бургаловского ключа, а безлошадные ходили туда летом с кадками на колясках, а зимой – на санях, некоторые покупали живительную влагу ведрами у более расторопных соседей. И вот, наконец, появились несколько водоразборных колонок.

«Тем, кто помнит хмурую, грязную заимку, дорог каждый штрих в ее новой судьбе, – пишет в номере БР за 26 марта 1967 года пенсионер К. Лыжин.

Покатушки с горки на улице 8 Марта. Фото 60-х годов

Оделась дорога в щебеночное покрытие, протянулась вдоль домов асфальтовая лента, подбоченились и засверкали новыми светлыми углами дома, поднялись в два ряда деревья и кустарники – и уже не узнать, какой была улица раньше. Впрочем, нет. У старожилов Н. Лариной, А. Ческидовой, К. Клещева, Калгановых, Рябковых, Дементьевых эти перемены произошли прямо на глазах. Помнят они глубокую колею вместо дороги на проезжей части улицы, которая весной и осенью заполнялась густой, тягучей грязью. Помнят три одиноких тополя под окнами Клевакиных, Беляевых и Ческидовых. А разве можно сравнить с нынешними домами те низкие и ветхие избы! Только за последние 20 лет здесь построено и капитально отремонтировано более пятидесяти домов. Помнят старожилы, как они, тогдашние ребятишки, завидовали счастливчикам, которые могли прокатиться на велосипеде. Целое смятение произвел в ребячьих душах первый велосипед, появившийся на улице. Один-два хозяина имели это двухколесное чудо. А нынче его нет у редкого жителя. 8 мопедов, 12 мотоциклов, три личные легковые машины – куда более солидным стало транспортное хозяйство улицы».

Четырьмя годами раньше наша газета писала о жителях 8 Марта: «Большинство имеют хотя и не первоклассную, но вполне культурную обстановку, у многих встретишь шифоньер, комод, трюмо, буфет, диван, сервант, ковры, ковровые дорожки, пылесосы, телевизоры. Г. Вагин, ранее рабочий, а теперь механик шахты, имеет личный автомобиль, В. Иванов, по профессии шофер, имеет личный автомобиль «Москвич».

Прежде диковинкой была книга в доме, а в эпоху застоя появились наполненные книжные полки – своего рода дань моде тех лет. В 125 дворов почтальон приносил 712 экземпляров журналов и газет. Узнаваемый штрих к портрету горожан советских времен.

Тогда же, «чтобы улучшить идеологическую работу с населением улицы», создается неуставная парторганизация из 15 человек, руководимая членом КПСС с 1927 года Абрамом Лыжиным, и комсомольская неуставная организация во главе с Иваном Малахеевым. «С тех пор культурная жизнь и общественная деятельность улицы вошла в общую колею и приняла правильные формы работы».

Но еще с 1958-го развернулась лучшая половина жителей улицы: она создала женсовет под председательством Клавдии Кузнецовой. Дамы открыли кружок текущей политики для 30 пенсионерок и домохозяек, стали выпускать ежемесячную газету «Голос улицы», редактором которой назначили бывшую учительницу школы №6 Анну Асташину, возили соседей в кино, театры и цирк, помогли открыть летнюю детскую площадку, проводили праздник улицы с массовым гулянием и концертами, транспарантами и плакатами, стендами с фото лучших жителей, ветеранов труда, участников Отечественной войны.

Сегодня на улице стоят 126 строений: в первой половине – привычные пятистенки, во второй – двухэтажные коттеджи. На их месте когда-то тоже обитали обычные дома, но, обнаружив здесь зону обрушения, их снесли, а хозяев переселили в квартиры… Заканчивается 8 Марта тупиком, потому чужой транспорт здесь не ездит и не нарушает патриархальную тишину и покой. Улица с праздничным именем находится в центре Берёзовского, хотя никогда не была центральной. И все же она многое может поведать – о себе, городе и всей стране.

Галина Пупова (Дементьева) у родового дома

"Отец наказал не продавать родовой дом"

На 8 Марта, в доме №87 живет семья Пуповых. Краеведам, возможно, эта фамилия мало известна. Зато все знают Дементьевых – старожилов улицы. И это девичья фамилия хозяйки Галины Александровны, которая летом отметит свое 70-летие. Она здесь родилась, выросла, прожила жизнь и сохранила историю родового гнезда и родной улицы. Мы не могли не наведаться к ней.

– В доме, построенном Иваном Ивановичем Дементьевым и его женой Анной Евлампиевной (в девичестве Петряевой, с улицы Трудовой, ныне Варлакова) появился в 1921 году на свет их сын и мой отец Александр Иванович. Его военная биография начнется в 1939-м, а в Берёзовский он вернется только в 1947-м с наградами за оборону Кавказа. После гимнастерку сменит на спецовку горного мастера рудника.

Домишко тогда был небольшим, с тремя окнами на улицу и двумя – на огород. Затем изба расстроилась и выросла. Но арочную форму окон и дверей мы сохранили по сию пору. Отец рассказывал: когда ломали печь, в выемке для сушки варежек и носков обнаружили бумажный свиток, гласивший, что некий каторжанин Дементьев из Петербурга выслан в Берёзовский завод. Думаю, это и был основатель рода, и с тех пор в доме выросло пять поколений его наследников! И хотя часть семьи обосновалась на Дальнем Востоке и даже Камчатке, в гнездо постоянно слетаются наши родственники, включая внучатых племянников. Папа, умирая, наказывал мне с сестрой сохранить дом, не продавать его.

Ребятишки с 8 Марта учились в школе №6, как и школа №4 выстроенной пленными по типовому проекту. Когда уже классы не смогли вмещать всех учеников, было решено нарастить здание, и родители сами выкапывали фундамент и усердно помогали строителям.

В общественную баню в начале улицы ездил мыться весь город, а мы, жители, пользовались только своими баньками. С водой на 8 Марта была беда, и родители часто ходили за ней на Свободу. Но весной вода, словно очнувшись, сбегала с лесных пригорков и заливала улицу так, что отцы и матери переносили возвращающихся из школы детей на себе. Но эту большую воду хозяйки ждали с нетерпением, чтобы выстирать и прополоскать запылившиеся за зиму половики.

В доме №74 располагалась гранильная фабрика, и, судя по выброшенным каменным брусочкам, здесь обрабатывали родонит, яшму, лазурит. Почему-то никак не забуду грозного, наводившего ужас на ребятишек быка из животноводческого товарищества, которого каждое утро выводили в стадо. Улица замечательна не только домами, но и известными людьми – Коркодиновыми, Германом Мартыновым, а еще – 91-летней тетей Таисией Костиной из дома №78, которая достойно прожила с улицей свою судьбу.

Кто же хозяин красного уголка?

Есть на улице 8 Марта красный уголок. Помещение для него отведено невесть какое богатое: комната в подвальном этаже дома №27. Но жильцы и этому рады. Обставили комнаты мебелью, повесили лозунги, оформили стенды. Приятно туда зайти.

Заходят в красный уголок жители и соседних улиц. Здесь проводятся лекции (бывало, собиралось на них до 80 человек). Устраиваются общие уличные собрания, иногда собираются комсомольцы или пионеры со своими вожатыми. Словом, все общественные дела решаются в этом боевом уличном штабе.

Но вот пришла беда. В квартире, что расположена над красным уголком, поселился рабочий шахты №8 В. Еремычев. Ему и его жене очень не понравилось, что в дом часто заходят люди, забегают дети.

«Не желаем признавать никаких собраний и лекций», – заявили Еремичевы. А ребятам прямо пригрозили: «Пока мы живем в этом доме, чтобы ноги вашей здесь не было». У них и единомышленник нашелся – пенсионер И. Е. Ощепков, который живет тут же, во дворе дома №27. Он рассудил так: можно разрешить собираться в уголке только пенсионерам. Народ этот степенный, тихий – пусть себе совещается. А молодежи, ребят – чтобы духу не было. Бывало, пьяный Ощепков приходил с руганью и разгонял собравшихся в красном уголке.

Общественность улицы пока тщетно пытается усовестить жильцов дома №27. Люди протестуют. Кто же все-таки хозяин красного уголка – общественность улицы или Еремичевы с Ощепковым?

К. Елизарьева, председатель городского женсовета,  "Берёзовский рабочий", 1963 год

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

59