Меню
16+

Газета "Берёзовский рабочий"

01.11.2017 11:51 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

СКАНДАЛЬНАЯ ПРЕМЬЕРА. Увидеть «Матильду» и не заснуть

Автор: Даниил БАЛАН
корреспондент

Мы уже писали про ажиотаж вокруг фильма «Матильда», который на тот момент еще не вышел на широкие экраны, а уже успел поднять целую волну народного возмущения. И вот теперь выдалась возможность своими глазами прикоснуться к полотну Алексея Учителя и попытаться понять – а есть ли в нем то, чем можно оскорбиться? Чтобы это выяснить, мне пришлось лично пойти на сеанс и составить собственное мнение о кинокартине.

Начну описывать свои впечатления от полотна с описания персонажей – в конце концов, перед нами любовная драма, а не попкорновый боевик, тут картонных героев спецэффектами и компьютерной графикой не перекроешь. Честно сказать – с большинством персонажей все вышло далеко не блестяще.

БУДЬ ПРОЩЕ

Николай II в фильме показан в положительных тонах, но в целом образ его киновоплощения можно описать двумя простыми фразами – «мальчик девочку любил» и «мама, я уже большой!». Последний русский император больше похож на героя подростковых мелодрам про тяготы и лишения переходного возраста и первую юношескую любовь, которая ну уж точно самая-самая и на века. Вы ожидали противоречивого героя, который будет разрываться весь фильм между долгом и любовью? Да, он будет разрываться. Между любовью и «я не знаю, кто я и чего хочу в этой жизни». Об императорском долге перед отечеством киногерой до самого конца почти не вспоминает.

Матильду же можно описать следующей цепочкой действий – «Не люблю Ники. А нет, люблю. А нет, не люблю. А нет, все-таки люблю. А еще я люблю танцевать». Нет, она, конечно, жестоко страдает, но нам просто не дают особого времени, чтобы прочувствовать всю глубину ее личной драмы – момент эмоционального напряжения практически всегда срывается либо истерикой, либо лобызаниями. А еще Матильду в фильме все алчут. Николай ее любит, его двоюродный брат пылает к ней страстью и даже герой Данилы Козловского просто-таки помешался на ней. А почему, спрашивается? Ну, шельма она. Ну, красивая. Но с чего так голову-то терять? Впрочем, о вкусах не спорят.

Аликс. Она же будущая Александра Федоровна. И, по-хорошему, этот персонаж вызывает сочувствие. Во-первых, потому, что в большей части фильма она показана, как нелюбимый угол в любовном треугольнике. Во-вторых, потому, что в это же время ее киновоплощение показано максимально непривлекательно. То она вступает в преступный сговор с немцем, чтобы при помощи оккультизма устранить конкурентку, то закатывает истерики. И да, этот волшебный чарующий акцент. Такой волшебный, что иногда было не до конца понятно, что она пытается сказать. Впрочем, к концу фильма ее образ принял более положительные очертания, но осадок-то остался!

С остальными персонажами все еще печальнее. Их порой так много, но при этом они фигурируют в сюжете так обрывисто, внезапно, что запомнить все их имена мне, увы, не удалось. Так что по ходу фильма я придумывал им прозвища, чтобы хоть как-то идентифицировать – немец, лысый, итальянка, ГБшник. Кстати, обычно таких мрачных упырей показывают в фильмах про Великую Отечественную – они там наших бойцов в затылок через одного расстреливают накануне атаки, чтобы режиссер смог в очередной раз проехаться по теме «победа вопреки». А тут нет, и в царской охранке такой нашелся. Из чего делают вывод – творцы не могут видеть представителей органов внутренних дел и госбезопасности иначе, как в облике мрачных кровососущих чудовищ. А еще в фильме был Данила Козловский. Он был на плакате фильма и заманивал зрителя в зал своим сложным лицом, но в киноленте ему нашлось где-то полчаса экранного времени. Об историчности поведения персонажей и историчности последующих событий умолчим – это тема для совершенно отдельного разговора.

НАЧИНАЙ СКАЗКУ СНАЧАЛА...

Ну, может быть, простенькие герои вплетены в закрученный и сложный сюжет, от которого кровь стынет в жилах – интриги, неожиданные повороты, недосказанность? Ну да, недосказанности оказалось много. С самого начала фильма начинает закручиваться пружина первой сюжетной линии – а именно начало, развитие и финал отношений последнего русского императора и талантливой балерины. Он дарит ей подарки, ухаживает, она в первый раз отвергает его, а потом отвечает взаимностью. В общем, готова на все уже со второго свидания. Почти каждая сцена их общения сводится к пересказу на новый лад простого посыла:

– Ты не будешь любить меня, когда станешь императором.

– Ну почему же, буду.

– Нет, не будешь!

– Нет же, буду!

Порядок иногда меняется, но суть остается прежней. Как и принцип «сказки про белого бычка». Меняется обстановка – из наследника Николай II превращается в императора, в Россию приезжает его будущая супруга Александра Федоровна, он начинает готовиться к свадьбе и коронации – а промежду делом снова и снова прокручивается пластинка «любовь-ненависть-секс-боль». Матильда убегает, чтобы вернуться, Николай отчаянно не понимает, чего хочет от этой жизни, я сквозь ладонь на лице сочувствую тому, что сделали с Александрой Федоровной, а между тем в фильм затесался аж целый второй сюжет!

Дело в том, что Матильду, как я уже говорил выше, хотят, эм, подержать за ручку практически все благородные господа российского высшего общества – офицеры, дворяне, высокие чины. И если Николай ее любит, как типичный подросток свою первую девушку, то герой Козловского любит ее прям задушить готов, если она не ответит согласием. Увидев, как Николай Александрович дарит балерине ожерелье, бывший князь Владимир вспоминает, как кидался врагам в лицо камнями в далеком десятом веке и бросается в яростную атаку на наследника. Его, конечно, тут же пеленают сотрудники царской охранки и тащат на допрос. На логичный вопрос: «Ты это из-за женщины или действительно царевича хотел убить?», экс-викинг грозно рычит, что убил бы его, чем явно демонстрирует свое интеллектуальное превосходство.

По доброте душевной и, видимо, от великого ума, киновоплощение Николая Александровича щадит недоброжелателя, после чего упырь из государевой охранки втайне от царевича тащит пленника к некоему немцу, который напомнил мне небезызвестного доктора Йозефа Менгеле – методы такие же.

Он соорудил здоровенный пыточный аквариум, внутрь которого поместил подъемник со стулом. Отмывшегося после «Викинга» Козловского привязали к стулу ремнями и с тех пор несколько дней то окунали в воду, то поднимали на поверхность – это, стало быть, местная пытка. Почему нельзя было пытать его электричеством, стачивать зубы напильником или просто морить голодом и бить палками – непонятно. Видимо, надо было осваивать бюджет. Ну, немчий профессор его и освоил – и тем самым пытался узнать мотивы нападения на будущего императора.

Тут ГБшник обмолвился, что, возможно, был заговор с целью убийства Николая Романова, и с заговорщиком повязана та самая Матильда Феликсовна – и я уж было обрадовался! Почему нет? Почему бы герою Козловского не сбежать и не начать строить козни императору и Матильде, грозя им не просто расставанием, а смертью? Но нет. Фильм показал мне фигу и где-то на час забыл о существовании героя Козловского, которого все это время пытали, видимо.

В конце концов фильм вспомнил о нереализованной возможности, злоумышленник сбежал и стал свидетелем очередного, на сей раз последнего, расставания Матильды с Николаем Александровичем. Дождавшись удобного момента, он напал на Матильду в ее доме, и я уж было грешным делом подумал, что собрался ее насильничать – он хватал ее за руки и срывал одежду. Но нет – он просто запеленал ее в шаль и выкрал из дома, чтобы увести на пароме в «домик в лесу, где она его будет любить». Нда…

Паром, между делом, заминирован охранкой – полит не имеющим запаха бензином (а иначе как объяснить, что похититель и балерина не почуяли странного запаха?) и заминирован динамитом. Почему нельзя было просто напихать побольше динамита и сделать ставку на внезапный взрыв? Ну, тогда бы ведь Матильда не спаслась. А она спаслась – сбросила с себя оковы шали и прыгнула в воду. А злоумышленник-викинг… Запнулся о сломанную доску парома и подорвался. И с его смертью канул в лету и обрезанный сюжет с заговором, местью и любовным треугольником. Спасибо, именно этого я и хотел.

К слову, спас Матильду из реки никто иной, как, судя по всему, царский чекист – зачем им это делать, непонятно. Видимо, просто ее надо было спасти и все тут. Дальше – коронация, на которую Матильда тоже прибегает. Увидев живую бывшую, Николай Александрович натурально падает в обморок, но приходит в себя и его коронуют до конца. Потом – приходит на Ходынку, где случилась известная трагедия с давкой и гибелью людей. Потом – молится о любви и благополучии вместе со своей уже законной супругой Александрой Федоровной. Занавес.

В целом, история как бы вышла понятной, но настолько рваной и местами притянутой за уши, что диву даешься…

НА ПОЛ-СИСЕЧКИ

То, чего все так долго ждали. То, ради чего многие, наверное, пошли на этот фильм. Обещанная обличителями и клеймителями аморальности кинополотна порнографическая составляющая. Те самые лютые сцены прилюбодеяния. Ну что можно сказать. Они есть. Но могло бы и не быть – не всколыхнуло, так сказать. Разницы никакой не было бы.

Нет, очертания фигуры Матильды показывают регулярно – то из-под одеялка выглянет ягодица, то сквозь прозрачную ночнушку просветит талия. И вывалившаяся из балетной пачки левая грудь балерины в начале фильма – но как-то вяленько. В том же «Викинге» натуралистичных сцен соития равноапостольного святого крестителя Руси Владимира Святославича было куда больше – и интересные части тела Рогнеды мелькали в кадре гораздо чаще. А тут – тут я бы даже сказал на грани целомудрия.

Постельные же сцены с участием Николая Александровича и Матильды Феликсовны, присутствующие в фильме, основной акцент делают на музыкальном сопровождении и щемящем сердце ощущении обреченности этой любви – чисто механически это выражается в кувыркании любовников под одеялком налево-направо. Видимо, состязания борцов дзюдо и греко-римского стиля вдохновляли авторов на изображение любви. Впрочем, обошлись без ненужной натуралистичности – и на том большое спасибо, все-таки иногда веришь, что между персонажами что-то есть. Несмотря на то, что персонажи довольно простенькие сами по себе.

ЗАТО КРАСИВО

Неужели в фильме все так плохо? Нет, конечно. В конце концов, я бы поставил полотну троечку по пятибалльной шкале, а это значит, что что-то приятное в нем есть. А именно – визуальная составляющая. Операторы, костюмеры, гримеры, светотехники, художники по спецэффектам – они не зря ели свой хлеб. Вообще, высокобюджетное отечественное кино радует меня своей технической составляющей все больше и больше в последнее время – тот же фильм «Притяжение», несмотря на спорный сюжет, показал высокие технические возможности русского кинопрома, а значит, что наши киноделы скоро-скоро научатся выдавать картину не хуже голливудской и некоторые наши фильмы будет нестыдно посылать в широкий прокат за рубежом.

Сцена крушения поезда, после которой отец Николая II Александр III становится инвалидом и собирается передать бразды правления сыну, снята очень мощно – я прямо прочувствовал в зале весь ужас катастрофы и тем больше проникся образом царя Александра, но о нем чуть позже. Еще бы поезд с рельс сошел не из-за того, что «споткнулся» о несчастную телегу, застрявшую на путях – цены бы сцене вообще не было. Балет показан тоже красиво – костюмы, декорации, да и сами движения. Плавно, аккуратно, очень профессионально. В моменты с балетом я действительно верил, что смотрю на настоящих российских балерин начала XXвека, а не на переодетых дублерш. Хотя, если бы я хорошо разбирался в балете, то наверняка сделал бы пару замечаний и по этому вопросу. Но не разбираюсь – а потому за реалистичность ничего не скажу.

Авторы, кстати сказать, наверняка вдохновлялись таким научно-фантастическим направлением в кино и литературе, как стимпанк. Это когда общий антураж происходящего напоминает XIX – начало XXвека, а всевозможные паровые машины, динамомашины и другие чудеса техники из раритета для богатых превращены в обыденность чуть ли не для каждого. Эдакое будущее глазами прогрессивного человека эпохи пара и пружины. Так вот, в «Матильде» этого добра – хоть отбавляй. Первые мотоциклы, тот же аквариум с лифтом, трехчастные шприцы для забора крови из вены – все это выглядит стильно.

Ну и конечно же, стиль роскоши и помпезности царской и дворянской жизни того времени передан узнаваемо. Все любители «вальсов Шуберта и хруста французской булки» могут ликовать – знакомые по экскурсиям места в качестве декораций, в которые встроены антуражные действующие лица, бриллиантовые короны, дорогущие костюмы, обитые золотом стены царских палат – всего этого тоже в достатке.

Плюс от меня личное спасибо за киновоплощения Александра III – он показан мощно. Сперва держит на своих плечах деревянный свод упавшего вагона, чтобы его семья могла спастись с места крушения. А потом, уже в инвалидном кресле, напутствует сына в его день рождения, превозмогая боль сжимает руку в кулак, как бы говоря нам – сила, она не только в теле. Она в характере. Жалко, сцен с Александром IIIвсего две и они очень короткие – это те моменты, в которые я искренне радовался просмотру.

Каков же вывод? Есть ли с чего оскорбиться в фильме? Да нет. Он не потрясает основ ни целомудрия, ни исторического кино, ни любовной драмы. Я просто посмотрел фильм про подростковую любовь. С той лишь разницей, что «подросток» наследовал престол Российской Империи.

МНОГО ШУМА ИЗ НИЧЕГО

Лилия ЯНЧУРИНА, корреспондент газеты "Берёзовский рабочий":

- Субботним днем в кинозале «Гринвича» на просмотре «Матильды» нас было четверо… Под конец фильма, который смотрится на одном дыхании, твердо уверилась: молодежь не придет и вечером: ей, закормленной экшен, компьютерной графикой, сюжетами про пришельцев из космоса и терминаторами из будущего, не интересны ни историчность ленты Алексея Учителя (я не про достоверность фактов, а про давность времени), ни романтическая любовь, ни шикарные съемки на натуре – то бишь в Мариинском театре (Кшесинская была его прима-балериной), Екатерининском, Юсуповском, Александровском, Елагиноостровском дворцах Санкт-Петербурга, ни дорогущие костюмы, ни безупречная игра актеров, ни замечательная режиссура. Так что противники фильма могут спать спокойно: нравственные принципы зрителей категории 16+ не пострадают никоим образом.

Картина, на мой взгляд, – это трогательная, лирическая и драматическая лав стори. Причем сложившийся в ней любовный четырехугольник из двух женщин и мужчин под конец благополучно распадается: все женятся и выходят замуж, внакладе никто не остается. Да, кому-то пришлось сделать выбор между долгом и чувством, но, простите, каждый из нас хоть раз в жизни стоял перед таким трудным решением. Потому Николай II, к которому всегда весьма уважительно относилась как к неординарной личности, стал после картины по-человечески более понятен и симпатичен.

Что касается жарких и долгих дискуссий и физического противодействия показу «Матильды», то «благодаря» им общество к моменту премьеры, похоже, перегорело и потеряло первоначальный интерес. Никаких унижений святого нет и в помине: Николай II и его семья канонизированы 17 лет назад в лике святых страстотерпцев. И, как я понимаю, не за святость жизни, в которой присутствовала история с Матильдой Кшесинской, а за страдальческую смерть, принятую царем вместе с женой Александрой Федоровной. С которой, напоминает нам режиссер, он прожил счастливо 24 года! А знакомство с балериной, как выясняется из воспоминаний современников, продолжалось четыре года, и занавес закрылся в день коронации и венчания императора. Так что скандал не стоит и выеденного яйца. Жаль, что он в итоге не подогрел, а, наоборот, снизил интерес к новой работе Учителя.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

81